Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
10:14 

Квартира М.Вегнера - 2

Отыгрыш: Бьёрри\Миклош
Пейирнг: Бьёрри\Миклош
Мир: Сладкий яд
Саммари: Рымантика, черт побери

Начало:
Бьерри - Отсюда
Миклош - Отсюда
запись создана: 21.07.2010 в 09:53

@темы: НЦ-а, Гомо (^~^), Sweet Venom

URL
Комментарии
2010-08-02 в 14:02 

Огонь-солнце
В такие моменты разница в росте внезапно оказывается исключительно к месту. Ведь можно, не мудрствуя лукаво, чуть отступить назад, сжимая пальцами напряженные бедра, да заметно приподнять любовника, быстро переместив при этом одну руку ему между лопаток. Интересно, полулежать на воздухе хоть немного удобно?
Откровенно говоря, было страшно. В самом деле, вот уже второй раз в объятиях Бьерга оказывается психиатр – и сновать нет возможности свести к минимуму неприятные ощущения. Может ли быть ситуация грустнее?
Впрочем, отчасти выход найти можно. Далекий от идеального, конечно, особенно, если воду учитывать, но ведь она отключабельна, верно?
Осталось только понять, откуда вся эта непоследовательность, уже который день преследующая несчастного хирурга. Наверняка же Мик виноват. А отдуваться приходится такому заботливому врачу… Даже слишком заботливому, если подумать. А если еще подумать, виноват-то во всем сам Адальбьерг. Не терпелось ему любовника в душе зажать, видите ли. Теперь вот расплачивайтесь, уважаемый доктор Шенах.
Беловолосый с недовольным ворчанием покосился на переключатель воды, но не рискнул даже пытаться удержать Вегнера одной рукой. В конце концов, он явно не тянул на малышку-певичку из бара, совершенно крохотную и непередаваемо милую…
Сложно хорошей идеей назвать абстрактное размышление о прежних пассиях, когда держишь в руках пассию нынешнюю. Тем более, если это чуть больше, чем просто пассия. Тем более, если она от возбуждения уже просто не знает, куда себя деть. Тем более, если сам мало от нее в этом отличаешься.
И все равно, совершенно немыслимо и невозможно. Даже если головка уже упирается в анус партнера, даже возбужденные вздохи рядом заглушают все на свете.
Невозможно.

URL
2010-08-02 в 14:45 

Огонь-солнце
Мик не сопротивлялся, когда под ногами внезапно исчезла опора. Лишь вздрогнул, разрывая поцелуй, цепляясь за шею-плечи сильнее – красивое лицо внезапно оказалось наравне, за что и было одарено легким чмоком в нос. Но настаивать на очередных поцелуях Вегнер не стал – организм бунтовал и требовал в саднящие легкие чуть больше воздуха, чем им доставалось до этого…
Возможно, подобное положение было мало удобно – спиной упираться в кафель, цепляться и чуть сжимать бедра ногами, инстинктивно, ведь если случится что – падать вниз с разведенными конечностями, знаете ли, занятие не из веселых.
Что важнее – в таком положении сложно было изгибаться или настаивать – все действия приходится доверять партнеру, полностью доверяясь, полностью… отдаваясь. Да, наверное, один из смыслов этого слова идеально подходил в данной ситуации. И весьма скоро грозил перейти этим смыслом в полную ипостась. А можно этому и помочь – например, чуть качнуться, подаваясь навстречу, как получится…
Первый же толчок отозвался дрожью по телу, чуть сжавшимися руками и глубоким вдохом – очередным. Второй ознаменовался закушенной губой, расслабленным телом, практически завершенным проникновением; третий - несдержанным всхлипывающим стоном и запрокинутой головой.
…а там и четвертый, пятый… седьмой… и каждый, что бусиная из стекла, такая похожая, такая разная…
Сбиться со счета в неторопливо-осторожном ритме так просто. Движения просто теряются в солоноватых каплях на щеках, невольных, незаметно мешающихся с каплями воды, бисером впитывающихся в отяжелевшие пряди волос. В переплетении шумящего стонами эха остаются лишь сжатые до побелевших костяшек пальцы, красиво изогнутая шея? напряженно-расслабленное тело.
Порой даже в боли можно находить что-то приятное…
Хотя бы эстетически.

URL
2010-08-02 в 15:06 

Огонь-солнце
Неожиданно неприятно оказалось наблюдать болезненные гримасы на лице Миклоша, сменяющие одни другую. Практически до боли неприятно – тяга к любованию партнером на сей ра сыграла с хирургом злую шутку. Адальбьерг, в принципе не склонный к каким-либо сантиментам, определенно чувствовал себя не в своей тарелке. На ранее бесконечном возбуждении это сказывалось не лучшим образом, однако до степени, при которой могло бы быть необходимо делать виноватую морду и разводить руками, было далеко.
Зато вернулась способность адекватно мыслить.
Губы неторопливо и нежно заскользили по напряженному лицу, собирая капли воды и слезы, шепча что-то успокаивающее и нежное, захватывая губы в недолгий плен и отпуская при очередном напряженном движении вглубь.
- Может, все же стоит отключить воду? – Шепот на ухо, заботливое опасение в голосе. Непрекращающийся неторопливый ритм, мягкое поглаживание пальцами уверенно удерживающих психиатра на весу рук. Язык, мягко скользящий по изгибам ушной раковины.

URL
2010-08-02 в 15:29 

Огонь-солнце
Порой хотелось впиться ногтями, неосознанно – для устойчивости или же по рефлексам. Порой – сорваться на стонущий вскрик и сжаться. Просто, как факт.
Но не стоило забывать и о психологическом факторе, своими ощущениями перекрывающий ощущения физические. Не стоит забывать и о том, что Шенаху, наверное, единственному можно было позволить подобное обращение с телом Вегнера. Ибо истинно неприятных ощущений простить брюнет вряд ли кому смог.
Поцелуев и шепота Мик поначалу даже не заметил, слишком захваченный в плен ощущениями. Но когда очередной стонущий всхлип заглушился нежным и кратким поцелуем, зеленые глаза распахнулись, мутно-тягуче глядя на любовника. И такой ядреный коктейль из удовольствия, боли и желания-любви в них клубился, что даже самый опытный психолог вряд ли бы смог отделить одно от другого.
Ставший ярче изгиб от шепота в самое ухо, мурашки по коже – очередной волной, теперь уже от заботы или от тембра?..
Улыбка – тонкая, способная повергнуть в глухую зависть и Джоконду – кое-как расжать пальцы лишь для того, чтобы невесомо-благодарно погладить, сжимая их тот час вновь на очередной толчок, через стоны, через жадные стоны стараясь протолкнуть слова.
- Думаешь… стоит?.. – чисто еврейская привычка отвечать вопросом на вопрос, ничего не поделаешь.
Но в глазах, в голосе – одобрение. И лишь немного беспокойства, практически полностью задавленного мутью.

URL
2010-08-02 в 15:51 

Огонь-солнце
Легкий поцелуй на нещадно покусанных самим Вегнером губах, мягкая улыбка. Краткая остановка – откинуться назад, опереться спиной о противоположную стенку кабины. Осторожность – во всем.
Шум воды сменился стуком капель , расстающихся с кожей, волосами, металлом вентилей и рычажков, душевой насадки.
Шагнуть назад, опуститься на колени, прижимая к груди драгоценную ношу, нежно целуя. Извиняясь за поспешность?
Тесно все-таки в душевой кабине. Едва-едва невысокого мужчину удалось на спину уложить, при том ноги его себе на плечи подняв. Вот прямо во всем неудобство, право слово. Зато легче. Легче контролировать ритм, ставший более рваным, как раньше, в постели. Легче гладить распростертое под тобой тело, пальцами повторяя движение каждого изгиба, очерчивая проступающие под кожей мышцы. Хочется надеяться, помогая справиться с напряжением.
А заодно легче опустить руку к напряженному члену, накрыть ладонью головку, обвести подушечкой пальца вдоль уздечки. И – следить за лицом. Бесконечно внимательно следить за лицом и мышцами, сознательно ломая ритм.

URL
2010-08-02 в 16:16 

Огонь-солнце
Использовать возможность под слабый отдых – глубоко-тяжело дыша, подрагивая да прижимаясь, периодически вновь покрываясь то мурашками, то вздрагивая от какого движения. Не мешая Бьёргу осуществлять задуманное, лишь поглаживая кожу что под пальцами, ненавязчиво.
Впрочем, шею пришлось отпустить – чтобы полноценно лечь, в чем-то даже разметавшись, неотрывно-мутно наблюдая. Продолжая невесомо улыбаться и дышать…
Возобновление движения – запрокинутая голова и вновь чуть напрягшееся тело, отзывчивыми изгибами отзывающееся на прикосновения. Краткие стоны, усилившие тона, когда пальцы вывели узор на чувствительной коже.
Сколько длилось это напряженное сосредоточение, меняющееся волнами на сладкие стоны и вновь возвращающееся к всхлипам? Время тянется, всегда тянется. Просто с этим надо смириться…
И свято ждать того переломного мига на грани, когда брови взлетают вверх а в изгибе тела появляется куда как больше смелой развязности. Когда очередной толчок вызывает желание застонать в голос, податься навстречу в едином ритме уже телу, а не руке.
И когда глаза приоткрываются, мутно-просяще-требовательно сверкая, а вместе со стонами с губ срывается слово, столь на имя похожее.

URL
2010-08-02 в 16:36 

Огонь-солнце
Ожидание всегда бывает вознаграждено. И, как правило, обычно в самый неожиданный момент. Хотя любой момент в данном случае будет неожиданным…
На минутку Бьерг все же прикрыл глаза, отучая сознание реагировать на любое движение партнера прекращением движения. Когда не видишь – легче. Можно просто двигаться – плавно, гармонично, ритмично, сосредоточившись на своих ощущениях. Только в том же ритме любовника лаская.
Это просто. Но все-таки немного скучно. Эстетическое наслаждение не то, не полная гамма ощущений. Необходимо больше. Захваченное наслаждением лицо человека, раскрывающегося в руках, словно прекрасная симфония – словно доза по венам. Дарит наслаждение. Как раз для этого стоит вновь распахнуть потемневшие от возбуждения глаза, из прозрачно-серых ставшие цвета грозового неба.
Подчас неуловимая эволюция ритма во все более спешный, обусловленная нетерпеливыми движениями бедер психиатра, невероятно стимулирует. Хотя каждую секунду кажется: куда уж больше? И каждую новую секунду становится понятно, что предла может и не быть. А вот это уже пугает, и мысли путаются, смешиваясь в неразделимый клубок эмоций.
Наслаждение в чистом виде. Без рамок, без ограничений и без границ.

URL
2010-08-02 в 21:00 

Огонь-солнце
Секс в чем-то похож на танец, один из пламенных, танго или фламенко.
Некоторые из профессионалов говорят, что нельзя станцевать по-истинному жгучий танец той паре, которая не является любовниками… Может и не врут, как знать, но вернемся к теме танцев, а не к их нюансам.
Как и с танцем, в сексе можно проследить ритм двух тел, сплетенных меж собой, разве что двигаются они в такт музыке, неслышимой для остальных. В такт музыке крови, если хотите… Удар сердца – краткий вздох – толчок – протяжный стон… Все просто, не правда ли? Но вместе с этим до безумия завораживающе.
Миклош полностью увлекся ритмом, ушел в него с головой, прогибаясь под телом, уперев руки в стенку для отдачи. Ну и для того, чтобы не стукаться головой об оную стеночку, что было особенно актуально, учитывая увеличивающий ритм.
Как будто кто-то свыше решил подбавить музыки, добавить парочку-другую лишних аккордов для скорости. Используя вместо слов переливы стонов, заменяя часть инструментов на звучное дыхание, движение…
Вегнер не замечал взгляда любовника поначалу – он всего лишь ловил звучание общей музыки, жил ее ритмом. Когда же заметил… Болотная муть схлестнулась с грозой, смешалась, глубокий стон дошел до вершины эха, а по телу прошлась дрожь, вот-вот готовая разразиться ярким всплеском.

URL
2010-08-02 в 22:44 

Огонь-солнце
Говорят, умение испытать оргазм одновременно свойственно далеко не каждой паре. Бьерг этого не совсем понимал. Да, не всегда людям свойственна синхронность. Но ведь человек – он на то и человек, чтобы уметь сдерживаться…
И хирург умел. Даже если это было совершенно мучительно. Тем сильнее удовольствие, право слово. Вот и на этот раз оно было зашкаливающим. Захватывающим. Безграничным. Кульминация симфонии, лучшие ноты, какие только может подарить миру совершенный инструмент человеческого тела…
На лице скандинава играла усмешка ну очень довольного кота, когда язык быстрыми движениями собирал сперму психиатра с заляпанных пальцев. Примерно то же удовлетворение играло и в постепенно светлеющих глазах, как и на лице вообще, когда скандинав заботливо склонился к партнеру:
- Живой? – ласковый шепот, бархатом скользнувший по уху, мягкий укус мочки и ласковое потирание кончиком носа о висок. Невиданное дело, если речь идет об извечно брутальном хирурге. Но тем не менее.

URL
2010-08-02 в 23:15 

Огонь-солнце
…Который и последовал, вздернув в изгибе тело не хуже давешней дрожи, заставляя замереть с протяжным стонущим вскриком, на мгновение забыв все, абсолютно все… Начиная от обычных мыслей и заканчивая окружающим пространством…

Дыхание восстанавливаться не желало так уж быстро, возвращаясь по крупицам – не иначе как нахваталась плохого от сознания. Мутно-расплывающееся зрение выцепило из реальности то, от чего наверняка бы заалели щеки, не поселись на них и так красиво оттененный смуглой кожей румянец.
- Ага… Живее всех… живых… - Миклош позволил себе даже рассмеяться. Тихо, скорее просто счастливо да несколько хрипло, слабо вздрагивая на укус.
И, надо признать, что ответом своим психиатр не лукавил. Отнюдь, пребывающий в данный момент в послеоргазменной эйфории организм просто как-то не учитывал несколько саднящие ощущения что в области задницы, что на спине. Все-таки стыки кафеля следовало делать более плоскими…
- А ты?.. – лукаво переспросить, потеревшись щекой о щеку, ластясь, что давешняя кошка. – Хотя, судя по твоему лицу…- очередной счастливый смешок и невинная улыбка. Ну все равно что подарок на рождество получил, не иначе как.

URL
2010-08-02 в 23:34 

Огонь-солнце
- Как видишь, двигаюсь, - Адальбьерг негромко рассмеялся, не глядя дотягиваясь до вентиля, включая приятно-теплую воду, и только после этого провел пальцами по щеке любовника. – А ты выглядишь счастливым…
Пожалуй, некоторое недоверие в голосе скандинава прослеживалось. Абстрагируясь от ощущений, врач прекрасно понимал, что уже вторично показал себя едва ли не полной бездарностью, пойдя на поводу у длительного недотраха. В конце концов, это просто унизительно – вести себя как форменный школьник, дорвавшийся до согласного тела.
Остается только попытаться загладить вину.
- Хочешь чего-нибудь? – Осторожно, сам не до конца веря, что он, Адальбьерг Шенах, заботливо интересуется такой ерундой, как чьи-то желания. Пугающе. Странно. По, кажется, довольно правильно… - И вообще, давай руку, поднимайся… Нечего лежать на жестком.

URL
2010-08-02 в 23:52 

Огонь-солнце
- Я и есть, - доверительно, словно какую-то очень-очень-очень тайную тайну, доложил Вегнер, улыбаясь ну просто до неприличия довольно, - …счастливый.
Недоверчивая обеспокоенность любовника казалась чем-то… чем-то… не просто милым, не просто приятным. Восхитительным, практически сравнимым по шкале удовольствия с предшествующим этому состоянию ласкам. Было приятно осознавать, что о тебе беспокоятся… особенно зная, кто именно беспокоится.
- Хочу… - чуть подумав, заявил Миклош, принимая руку и благодарно на нее опираясь. И лишь только очень внимательный мог кто заметить, насколько неуютно-больно было психиатру подниматься. Сдержать позывы боли было куда как легче, чем все то же возбуждение, де-факто. Насколько же повезло, что завтра выходной и можно не сидеть на работе… а ведь еще в парк собирались… - поваляться в ванной, – воистину героическое решение, имеющее основы в чисто ленивых побуждениях и требованиях несколько потрепанного тела. – Ты не против?.. – любопытно сощурив глаза, полюбопытствовал Мик, слабо заметно пошатываясь. – Или пойдем-таки гулять?..

URL
2010-08-03 в 00:07 

Огонь-солнце
Счастливый доктор Вегнер оказался прижат к груди и со смехом поцелован в макушку. А потом нежно – в губы. Ничего эротичного, просто маленькое проявление привязанности. И еще одно, и еще… Безо всякого контекста. Просто для удовольствия.
- Пойдем… валяться, - оторвавшись от губ, кивнул скандинав, прикидывая, а не подхватить ли любовника на руки. Однако, это в конце концов показалось излишним, так что после еще одного поцелуя в макушку Вегнер был отпущен на свободу, а Адальбьерг, сверкая мокрыми ягодицами, направился набирать воду в поистине шикарную ванну Миклоша. Судя по всему, психиатр знал толк в удовольствиях, в расслаблении…
Отдельно об этом свидетельствовал тот факт, что беловласый в шикарной ванне сумел уместиться. Тоже своего рода редкость, заслуживающая внимания.
Так уж вышло, что стандартные ванны имеют довольно странный размер. Среднестатистическому обывателю годов эдак восьмидесятых они подходили практически идеально. Однако акселерация диктует свои законы, так что современные поколения уже практически забыли о том, что такое по самую шею погрузиться в горячую воду и при том вытянуть ноги…
- Иди ко мне, - устроившись в воде, Бьерг с некоторой ленцой поманил к себе Миклоша, протягивая к нему руки. И добавил вкрадчиво. – Обниму и совсем не отпущу. Ты ведь хочешь этого?

URL
2010-08-03 в 00:29 

Огонь-солнце
Ловить поцелуи оказалось весьма увлекательно – чем-то напоминало детскую игру «попади по хомячку». Наверное, тем же азартом, ибо сравнивать губы любовника с тем самым резиновым хомячком практически так же возмутительно, как сравнивать собственные губы с отбойным молотком.
Но игра пришлась явно по душе, заставляя довольно-сыто жмуриться и прижиматься, отвечая не менее нежно, стараясь поймать кончик носа.
Поцелуи кончились слишком быстро, пусть и оказался их конец сдобренным объявлением, что парочка остается-таки в ванной. Возмутиться хоть как-нибудь на первое Миклош не посчитал нужным – слишком оказался заворожен зрелищем шагающего Адальбьерга. Или наклоняющегося... когда красиво очерчиваются лопатки и становятся куда как более заметны мышцы…
…А ванна действительно была шикарной. Когда-то давным-давно, занимаясь устройством своей квартиры, врач осознанно урезал душевое место. Иметь душ непосредственно в ванной казалось ему чем-то кощунственным, лежать и нежиться в маленькой емкости – извращением. Да и в конце-концов, опуская подробности, главным было то, что своей ванной психиатр был доволен…
От пространственных размышлениях о птичках, ванных и душах оторвал голос Бьёрри.
Довольный хирург к этому времени уже успел набрать воды и даже более того, успел залезть в ванну непосредственно (и судя по блеску в глазах, ванна пришлась по душе Шенаху).
…Сказанное же поразило. Заставило лишь на мгновение, обманчивое мгновение, замереть, прислушиваясь. А после – улыбнуться, широко и открыто. Рассмеявшись, подойти в пару неловких шагов, не отвечая, осторожно перекинуть ноги, забираясь в приятно-жаркую воду, чуть вздрагивая, стараясь при этом не наступить на раскинувшегося в воде любовника… да и вовсе следом на него заваливаясь, расплескав часть воды (при этом мысленно НЕ сочувствуя соседям.

И лишь только окончательно устроившись, доверчиво прижимаясь, Миклош позволил себе шепнуть, тихо-тихо:
- Ага… хочу…

URL
   

Всполохи

главная