15:28 

Кладбище, Гости и Склеп

Отыгрыш: Cэм&Сэм\Доминик\Вэнс
Мир: Сладкий яд
Саммари: Не устраивайтесь работать на кладбище, там могут играть дети.

Переход:
Вэнс - Сюда, но потом вернется.

@темы: Sweet Venom, Простая Игра

URL
Комментарии
2010-07-19 в 16:02 

Огонь-солнце
Кивнув в ответ на "коллеги", могильщик немного удивился тому, что кому-то еще дали здесь место. В другой ситуации он, возможно, обиделся бы на кого-то кто пришел отбирать его хлеб, но не здесь и не сейчас.
В таком виде, в таком виде... а есть выбор?
- Давай, давай, идем, - поторапливал Вэнс, помогая новообретенному коллеге облачиться в подобие тоги. – Вот сволочи, зачем вещи-то уперли?
А чтоб не сбежал, наверное.
- Ха! Подумаешь, настоящему мужику не страшен мороз! – хохотнул Варга, отвечая самому себе, хлебнул из бутылки и поддержал за плечо Доминика.
На полпути к выходу, он обернулся, подбежал к центральному в помещении гробу и стащил с него ткань. Вернувшись, накинул покрывало на плечи гробовщику, а сам пошел вперед, убедиться, что путь свободен.
- Вроде тихо, - вглядываясь в темноту, Вэнсель прислушался.
Валите к корпусу, парни.
- Эй, айда за мной, - кинул мужчина через плечо и осторожно вышел из склепа.
Прикрыв за вылезшим на волю Домиником дверь, чтобы на первый взгляд все оставалось нетронутым, могильщик стиснул монтировку в кулаке, готовый к чему угодно. Потихоньку, мелкими перебежками, спотыкаясь о могилки, они двинулись по направлению к больнице.

Кладбище

URL
2010-07-19 в 16:03 

Огонь-солнце
На кладбище было, как в фильме ужасов перед самым страшным моментом - темно и тихо. Крупная луна живописно выглядывала из-за облаков, бросая синеватый свет на сухую землю, создавая жуткие тени. Скрипела на ветру старая ива. Две шаткие фигуры не слишком-то ровно, но верно, двигались к больнице. Где-то совсем рядом атмосферно ухнула сова.
Камни, ветки и прочая мишура, которая обычно лежит на земле, нещадно колола голые ступни. А еще в тоге было холодно. А еще болела задница и голова. Короче, жизнь была ужасна со всех сторон. Хотя, в зубах был мундштук, где-то слева новый знакомый могильщик с бутылкой бурбона, впереди маячили светлые окна больницы. Вроде как не все потеряно.
Доминик споткнулся об очередную мелкую могилку, едва успев ухватиться за Вэнса. Как тот устоял на ногах, объяснению не поддается, - и сам пьян, и гробовщик тяжелый. Ну, не упали и хорошо. По этому случаю можно отобрать бурбон и хорошенько глотнут. Вроде даже потеплее, и тело стало легче, и скоро чертики попрыгают...
- Эй, Вэнс, - пьяно хихикнул Доминик, медленно, но верно доходя до той стадии, когда на все становится параллельно. - Ну ты скажи, чего они мне там, на самом дорогом, сделали, а?
Интересно ведь, да. Пусть и холодно, и похож он больше на обитателя Древнего Рима, который по неудаче попал не в свою эпоху, и теперь висит на небритом мужчине в оранжевых кедах. Ох уж эти кеды. Может, кстати говоря, сменить стиль одежды?.. Хотя нет, без шляпы приходится растеряно лохматить золотую, и уже весьма пыльную шевелюру, да рассеяно потирать татуировку на лице, словно мальчик, потерявший любимую машинку.

URL
2010-07-19 в 16:03 

Огонь-солнце
Будь то одна из давних ночей проводимых на кладбищах, коих случалось много в жизни мужчины в годы малолетства, Вэнс залюбовался бы окружающей действительностью, однако ж приходилось следить за всем вокруг происходящим.
Какая дииииивная нооооооууууучь!..
- Тьфу ты... – фыркнул Варга, отплевываясь от щекочущей язык мелодии. – Эй, парень, ты ниче там, держишься?
Доминик в ответ эффектно споткнулся и быть земле паханой его носом, но Вэнс подхватил спутника, да тот и сам повис на мужчине. Парочку ощутимо качнуло в сторону.
- Эй-эй! – Вэнсель махнул рукой, пытаясь удержать равновесие и расплескивая вокруг Дениэлс, который тут же отобрал гробовщик и присосался к бутылке.
Что, раскроем тему задниц?
- Ты не волнуйся, - заверил могильщик и заговорщическим тоном, какой бывает только у людей в подпитии, сообщил, - ты таперича звезда!
Для придания большего эффекта, он пригрозил ломиком вместо указательного пальца и перехватил руку коллеги, перекинув себе через плечо. Так, в обнимку, они вырулили на финишную прямую, хотя корпус больницы был еще далеко.
Что-то он не приближается, мы не по кругу ходим, а?
- Ну подумаешь, останется шрам... у меня тоже есть. На спине правда. Мде. Не то немного, да?
Варга вдруг вспомнил, что надо блюсти окрестности и резко стал, оглядываясь по сторонам, отчего уже изрядно поддатый спутник стал завалился на бок, и его пришлось ловить на лету.

URL
2010-07-19 в 16:04 

Огонь-солнце
- Звезда? У меня уже есть звезда, вот, - пробормотал Доминик, для пущей убедительности тыкая в звезду на лице, едва не выколов себе глаз.
Кажется, об этот камень он уже спотыкался... Но больше такой ошибки он не повторит! Гробовщик воинственно перешагнул злополучный камень, весьма успешно. "Только почему я опять падаю? Этот камень меня преследует!" - промелькнула наполненная пресвятым ужасом мысль. Потом его поймали, и снова вернули в вертикальное положение.
- Шрамы украшают мужчину, - пафосно заявил Доминик, доверительно приобняв остановившегося Вэнса.
Мысленно восхитившись - хорошо стоит! - гробовщик снова хихикнул, подтягивая спадающую тогу. Заботливо накинутое покрывало падало и мешалось, пришлось встать более-менее ровно. Посыпалась уравновешенная ругань, а еще в руке обнаружилась забытая бутылка, почти пустая.
- Поделимся, по-братски, - предложил, уже выпив свою долю и впихивая бутылку Вэнсу.
Освободив руки, Доминик принялся за покрывало. Так, это сюда, это туда... Нет, не то... А может, в другую сторону? Может, проблема в скорости? Мда, не думалось раньше, что завязывание углов ткани - такое сложне-ейшее занятие! Да и не каждый день пьяным узлы вязать приходится. Но, зато теперь он был еще и как бы в плаще. Белом. С серебристой каемочкой. Ну просто загляденье.
- Слушай, ты просто крут... И кеды у тебя того... круты-ые!
Снова повиснуть на могильщике, да еще и проникнувшись внезапной благодарностью - это быстро, это две секунды.
- Но давай не будем тут стоять. А то у тебя есть крутые кеды, а у меня вот даже не-крутых нет, - получилось как-то даже печально. От земли шел трупный холод. Ну конечно, они ведь стояли как раз на какой-то могиле. Подумал чуть, Доминик сообщил новую, несомненно, гениальную идею: - Мы можем ходить по кругу, вот.

URL
2010-07-19 в 16:06 

Огонь-солнце
Вокруг была тишь да гладь. Что, несомненно, напрягало, потому что даже в самой тихой и темной ночи должны быть какие-никакие, но звуки. Однако ж ниоткуда никто не выпрыгнул, не напугал и не крикнул, а потому Вэнс вновь занялся своим спутником. Водрузив того более менее перпендикулярно холодной земле, могильщик принял бутылку и опрокинул остатки пойла в себя.
А тара пригодится. Розочку сделаешь, если припрет...
- Сам знаю, - огрызнулся Вэнс, спохватился, что разговаривает сам с собой в присутствии другого человека, успел сообразить, что после столького выпитого еще не утерял способность здраво мыслить, подтянул на спутнике сползающую тряпку, заметил, что занят слишком многими посторонними мыслями и соизволил, наконец, ответить, - Да.
Конгениально. А что-нибудь более содержательное родишь?
- В смысле... да, я крут. – Варга стал в пафосную позу, вытянув вперед руку с пустой бутылкой, и не менее пафосно выдал, - я БЭТМЕН!
В повисшей секундной тишине и с вновь повисшим на нем парне, могильщик глянул в сторону больницы и снова заподозрил неладное.
- Тебе ведь тоже кажется, что она не становится ближе?
Он переглянулся с попутчиком.
- Но все равно, поехали дальше, пока ты тут в сосульку не превратился. Или пока ЭТИ не вернулись. А то меня за сегодня они уже угостили и по голове и в руку... А кеды я тебе потом вот хочешь? Подарю!
Снова подхватив Доминика за талию, мужчина побрел искать нужную тропинку.

URL
2010-07-19 в 16:06 

Огонь-солнце
- Тоже кажется, - переполнившись сомнениями на счет здания больницы и ее способностей, покивал гробовщик.
Переглядки с могильщиком ситуацию не прояснили, как ни жаль.
- А я тебе тогда бабочку вот эту подарю! Хочешь?
Проникнувшись братской благодарностью, Доминик обвис на плечах Вэнса еще сильнее, душа в благодарных объятиях. Нет ,ну какой хороший парень! Один на тысячу. Да какая там тысяча, в такое блудное время и один из миллиона кеды - оранжевые! - не подарит!
А эти... Нет, не так. ЭТИ. Да, вот так лучше. ЭТИ и правда могли вернуться в любой момент.
- Пошли знаешь куда? Вон туда пошли! - призывно покачнувшись в сторону главной аллеи. - ЭТИ могут оказаться в больнице. Но там их точно нет.
Гробовщик встал самостоятельно, сделал умное лицо и торжественно провозгласил:
- Так подсказывает мне мое шестое чувство.
После этих слов Доминик гордо зашагал в указанном направлении, уцепившись в ответ за пояс Вэнса. Тот не менее воинственно вышагивал рядом. Такой бодрой армией из целых двух пьяных мужчин они смело вырулили на аллею

URL
2010-07-21 в 10:36 

2 часа ночи. Большая часть "населения" клиники мирно спит, досматривая уже десятый по счету сон. Погода на улице безветренная, довольно теплая и кажется, что все указывает на то, что этот день будет таким же. Где-то в кустах нарушая тишину, послышался шорох и отчаянный треск ломаемых веток. Мгновение и... снова тишина... Через минуту шорох повторился, и на аллее показалось какое-то существо. Даже издалека и при неярком свете местных фонарей, можно было сразу определить, что существо на аллее далеко не человеческое. Ростом около двух метров, худое настолько, что через бледную, местами обожженную кожу, можно было легко пересчитать все ребра. Длинный тонкий хвост, с трудом волочившийся по асфальту, словно существу, которому он принадлежал, было не под силу его тащить за собой. Но самым страшным и отвратительным было лицо (если это можно так назвать) данного существа... Это была лишь одна огромная дыра, сплошь усеянная множеством длинных тонких клыков, отдаленно напоминающая увеличенную во много раз присоску улитки. Издав какой-то непонятный звук, больше похожий на звук заводящегося мотора автомобиля, существо вдруг абсолютно по-человечески вздохнуло и сделав один шаг, упало на асфальт...

URL
2010-07-21 в 10:37 

Огонь-солнце
Кладбище

Когда он достал вторую бутыль, Вэнсель не запомнил. Впрочем, он мало уже что помнил, многие детали этой ночи терялись в темных углах черепной коробки. Ему уже было наплевать на тот факт, что в таком неэстетичном виде их могут выставить не то что с работы, а даже пустить по статье. Даже нескольким. И кому ты потом что докажи.
- Не, друг, - качался в такт Доминику Варга, размахивая новой бутылкой. - Бабочка мне на хрен не сплющилась… хотя давай, может, я в стриптиз пойду работать угу!
Шестое чувство у него… забрели опять куда-то в жо…
- Слушай, надо уже блн выхдить тсюда… - как ни странно, язык у Вэнса наконец-то начал заплетаться. Впрочем, мужчине, как оно обычно бывает, казалось, что говорит он вполне отчетливо. И двигается вполне ничего себе так. Даже ровно, ну подумаешь – висит на нем чье-то тело, обмотанное тряпками, так это, господа санитары, потому что одежду скомуниздили! Кто? Так это… вампиры ваши. Какие вампиры? В склепе которые живут, а его взломать пришлось чтоб вот это тело вот спасти. Нет, уколов не надо, мы не буйные. Просто пьяные…
Да, куда ни ткни – полные кранты, старик.
- Знаешь, меня посетила мысль… ты не возражаешь провести остаток ночи в палате для буйных? Нас за таких только и можно принять. А еще хуже если меня – за твоего похитителя.
Измышления у могильщика поперли одно страшнее другого. Мозг постепенно отключался от переизбытка информации и алкоголя.
Их зигзагообразная пешая траектория пролегла по какой-то аллее. Кажется, Варга уже и забыл о близняшках. И, кажется, даже где-то посеял свой ломик. Хотя нет, вот он, у пояса болтается. Пытаясь крепче прицепить орудие, Вэнс освободил руку, для чего пришлось отпустить собутыльника. Потеряв опору, тело мгновенно повело в сторону, и Варга тут же обо что-то споткнулся.
- А, чччерт!
Громыхнувшись оземь, мужчина полежал, приходя в себя, потом сел, да так и остался сидеть, глядя на предмет, о который запнулся.
- Ддддоминик, дружище… - охрипшим шепотом позвал он и ткнул пальцем в труп посреди дорожки.

URL
2010-07-21 в 10:37 

Огонь-солнце
- Аааа? - отозвался Доминик, перестав бдительно оглядываться вокруг и поворачиваясь к Вэнсу.
Затем последовало минутное шоковое молчание, сопровождаемое судорожными выдохами.
- Мать моя женщина, - наконец сипло выдавил.
Гробовщик поспешил помочь Вэнсу подняться, тут же? на всякий случай, оттащив собутыльника на шаг назад.
- Жуть-то какая...
И правда, чудо перед глазами вызывало желание немедленно перекреститься, покаяться и принять что-то вроде сухого закона пожизненно. А может, это галлюцинация. Да-да, это совершенно точно галлюцинация! Стоит наверно проверить, что уж точно...
Оглядевшись, парень нашел сухую палку с одиноким листочком на ней. Мужчины с трепетом подошли поближе, И Доминик, сглотнув, полным мужества движением дрожащей руки ткнул непонятную тварь куда-то в грудь. У нормального человека там была бы грудь. Но у нормально человека было бы и лицо, а не пасть. Так что неизвестно, куда именно ткнул Доминик.
Стоило чудовищу почувствовать тычок палки, как оно с ужасающим хлюпом-рыком дернулось, взмахнуло длинными конечностями. Что оно сделало дальше, гробовщик уже не видел. Оглушенный собственным диким криком, изданным на пару с могильщиком, он уже шустрым, мигом протрезвевшим зайцем метнулся вбок. Неудачно так метнулся. Грациозное движение обезумевшего оленя метров этак через десять завершилось смачным поцелуем с деревом, и перед глазами мигом потемнело. Чудовища, Вэнс, кеды - все отошло на второй план. Гробовщик сполз по стволу какого-то массивного то ли дуба, то ли клена, уходя в сладкое забытье.

URL
2010-07-21 в 10:37 

Огонь-солнце
Пока Вэнс, с помощью Доминика, поднимался, он не отрывал взгляда от жуткого зрелища, распластанного в темной аллее. Если бы они просто нашли труп, мужчина скорее всего не задумываясь, на автомате стал бы действовать как по бумажке – проверить пульс и зрачки, увериться в точности диагноза, обыскать тело… Но тут… Кажется, оба протрезвели мигом. Доминик натужно сопел над ухом, Варга судорожно сглатывал липкую слюну, цепляясь друг за друга, парни отползли от тела.
Это глюки, чувак, глюки. Ты напился.
Первым очухался гробовщик. Как в дешевом триллере, в наступившей напряженной тишине Вэнсель наблюдал, как Доминик тянется найденной палкой к бледному трупу.
Инопланетная херня…
- Стой, погоди, - прохрипел Вэнс, сжав обеими руками бутылку. Про монтировку он начисто забыл. Может оно и к лучшему. – Давай!
Потом случилось несколько вещей сразу. А проще говоря, начался хаос. Существо ожило, взревело, парни с перепугу огласили окрестности стройным дуэтом криков ужаса, Варга метнул в создание бутылкой и под мелодичный звон битого стекла шуганулся в темноту аллеи. На полпути он успел сообразить, что потерял своего собутыльника, но возвращаться назад… Затормозив, Вэнс несколько мгновений соображал добежать ли до больницы и ломиться в дверь или повернуть назад. Прислушавшись и не услыхав ничего кроме собственного тяжелого дыхания, мужчина по дуге ринулся в обратную сторону, но обо что-то запнулся и последним, что запечатлелось в уставшем мозгу, стал холодный камень под щекой.

URL
2010-07-21 в 10:38 

Как долго тело несчастного существа находилось в бессознательном состоянии, точно неизвестно, но как только на аллее показались эти двое, вновь нарушая тишину своими разговорами, причем, в довершении этого, кто-то решил долго не церемониться и тыкнуть какой-то штукой существу в грудь. Зверюга мгновенно отреагировала возмущенным ревом, пытаясь вслепую (так как любого, даже примитивного зрения, сей эксперимент был лишен, зато за место этого обладал неплохим чутьем) зацепиться за эту самую штуковину, на что в ответ раздались оглушительные крики, завершившиеся звоном разбивающегося стекла. Сев на асфальте, зверюга ошарашено потрясла головой, громко, будто пылесос, втягивая в себя воздух через единственное отверстие на лице, которое, как видимо, могло быть отнесено как к части пищеварительной системе (могло выполнять функции рта, или если уж быть точнее огромной пасти), так и дыхательной (то есть служило носом). Где-то в больном мозгу что-то переключилось и существо с трудом поднявшись на постоянно подкашивающиеся задние конечности и вытянув вперед дрожащие руки, поплелось в первую попавшуюся ему сторону, не переставая издавать один и тот же звук, напоминающие больше вой. То был совсем не вой, а крик души, крик о помощи... крик безысходности. А что было бы с вами, если вдруг однажды вы проснулись в чужом теле, в совсем в другом мире, мире где больше нет света, и больше не способные произнести ни слова... Сознание, которое периодически переключается на примитивный уровень, оставляя только постоянное чувство голода, которое требует немедленного удовлетворение... Съесть... хоть что-нибудь... Жарко... А это что? Глухой удар и крик мгновенно обрывается, а за ним следует противный хруст костей... На вкус как резина... зато голод пропал... теперь хорошо... Существо, сожравшее в котельной своего несостоявшегося убийцу, теперь спокойно бродит в парке, и, забыв про голод, молит о помощи...
- Уууууууу... - взвывала зверюга, продолжая идти куда-то, пока не споткнувшись об пакет с каким-то мусором возле главного входа клиники, снова свалилось на землю, теряя сознание... Правда теперь уже навсегда...

URL
2010-07-21 в 10:38 

Огонь-солнце
«В старом-сыром чемооодане блошки танцуют-поют…»

Избавиться от привычки петь – довольно бесполезное занятие, это словно попробовать бросить курить после десяти лет дымления паровозом, причем попробовать бросить экстренно в три дня. Собственно, Сэм и не собирался избавляться от этой своей привычки. Скорее наоборот – торжественно сжимая в руках шуршащий пакет, мальчик неторопливо шагал по дорожке рядышком с сестрой. Последняя держала его за согнутую руку и, по все той же привычке, старалась подпевать по мере сил. Да и почему бы не петь, если настроение располагает?.. Мало того, что ночью обзавелись новым знакомым и миловидной домашней зверушкой, так еще и в самой больнице удалось подарить милую улыбку одной припозднившейся медсестричке. Ну а что, с приподнятыми волосами ей очень даже шло, а белые волосы, говорят, привлекают мужчин… между делом заодно нашли и какую-то одежду, забравшись в кладовую и немножко там покопавшись – конечно, зверушка вряд ли будет очень рад вытянутым спортивным штанам и обычной футболке, но на первое время вполне сойдет. Уже потом можно будет сшить много-много новой и красивой одежды, например, черный фрак?..
Кратче говоря – мысли были самые радужные, под стать настроению. С такими радужными мыслями и по аллее шагать веселее, и на пробивающееся солнышко внимания особо не обращаешь… дааа, утро обещало быть теплым и ярким. Нужно будет выбраться за цветами и выгулять новоиспеченную зверушку… только побыстрее, пока не наступил полдень. В полдень нормальные вампиры должны спать, а не…
Сэм остановился резко, настороженно поводя головой и сощурив глаза. Песенка оборвалась, словно и не было ее – какая тут песенка, если в ноздри с силой бьёт такой знакомый и такой чужой запах… запах крови, шкуры, страха… чего-то еще, иного.
- Сээээм, - тихо протянул мальчик, чуть сжав ладонь, - мне тут не нравится. Кто-то посмел пройти так близко от нашего кладбища. Кто?..
Словно ища ответа на свой вопрос, мальчишка пошел туда, куда вела цепочка запаха. Тонкая – простой человек и не почуял бы ничего. Но людями как раз близняшки и не были… на счастье отдельно взятых личностей. Или все же несчастье.
- Красиво лежат… - отстраненно заметил Сэм, озадаченно разглядывая живописную картину из дерева (стоящего) и двух зверушек (лежащих).
Удивление на минуты съело любое красноречие.

URL
2010-07-21 в 10:39 

Огонь-солнце
Прохладная, обтянутая тканью ладонь в пальцах – так привычно, так нежно, так знакомо. Тихий красивый голос, едва слышное шуршание пакета. Солнечные лучи лениво облизывают влажные от росы стебли травы по сторонам от дорожки. Где-то в кронах деревьев распеваются ранние птахи. Хорошее утро, наступившее после такой же хорошей ночи…
И резко, словно от слишком сильного порыва ветра, очарование утра слетает, подобно луковой шелухе. Брат насторожен, брат опасается – и страх передается через сомкнутые руки, накатывает волной, прихотливым движением тонких (ах, какие изящнее, аристократические пальцы должны быть у Страха!) пальцев нарушая четкий порядок в движении ленивых мыслей.
Тонкие ноздри хищно затрепетали. Не отпуская руки брата, Саманта последовала за ним, слегка наклонив голову вперед, настороженно глядя исподлобья.
Удивление решительно оттеснило напряжение от потенциальной опасности. Широко распахнув глаза, девочка непроизвольно улыбнулась.
- Какие смешные… Только пахнет от нашей зверушки неприятно, - грусть в тихом голосе то и дело прерывается озорными смешинками, не желающими слушаться хозяйку и до поры до времени сидеть где-нибудь в темных закромах сокровищницы эмоций. – Он пил… А еще мы заперли дверь. Значит, её взломали и хотели украсть у нас звереныша – Домми…
Взгляд разноцветных глаз медленно переполз на безобразие, когда-то, наверное, именовавшееся человеком. Действительно, смешной… Сестры видели много-много разных смешных существ, которые когда-то были людьми. И в массе своей эти существа оказывались опасны… Если бы не они, подвал бы тоже давно принадлежал близняшкам. Но…
- Надо его куда-нибудь отнести. А то вдруг зверюшка проснется, увидит ЭТО и испугается… Ведь он у нас такой нежный и ранимый, - отпустив руку брата, Саманта медленно подошла к трупу. Присела рядом на корточки. Стянула перчатку и с интересом потрогала один из множества «зубов». – Как интересно…

URL
2010-07-21 в 10:39 

Огонь-солнце
- Украсть… - эхом повторил брат, насупившись. – Кто-то, наверное, нам позавидовал… И решил нашу зверушку не только увести, но и споить, чтобы не сопротивлялся, наверняка. Коварство человечье не знает границ…
…И яркий пример этому сейчас лежал чуть ли не в обнимку рядышком с их пахнущей перегаром зверюшкой. Воистину, только коварство могло превратить в ЭТО человека обычного, разумного. Такое смешное, такое необычное, вызывающее если не жалость, то хотя бы уважение. В подвалах водились создания похожие, такие зубастые и несчастные. Но на все попытки поиграть они почему-то сердились и хотели немножко порвать зубами-клыками. Возможно, именно такой фактор научил близняшек ценить чужую территорию. И так ревностно охранять свою собственную.
Беря пример с сестры, Самюэл так же подошел поближе, склоняясь разве что не над чудом-юдом, а над звериком. Вблизи пахло еще сильнее, наверняка по пробуждении у желтоволосого будет болеть голова и мрачное настроение захватит сознание… а аптечки в склепе нет, зачем аптечка вампирам? Что же придумать… что же…
- Ммм? Даааа… у него тонкая душевная организация, мы не должны позволить, чтобы что-то ей навредило. Давай отнесем это поближе к их территории, к больнице. Там его наверняка заберут… подальше.
Подползти поближе к сестре, не менее заинтересованно потрогать клык…
- Хммм… острый. Сестра, а сестра, у меня есть идея…
…Где-то минут через двадцать, немножко в сторонке от аллеи, шла занимательная процессия. Одна девочка в черном платье тащила странного вида зверюгу, у которой явно не хватало зубов. На это же намекающее указывал какой-то мешочек из обрывка грязной простыни, прицепленный к поясу – уж что-то в этом мешочке постукивало.
Другая девочка в белом тянула за ноги мужчину в задравшейся простынке, не слишком заботясь о сохранности тела на земле. В одной из рук у нее немыслимым образом был зажат пакет.
Путь до ворот больницы был кратким. Всего-то минут пятнадцать. Если бы по пути внезапно не выросло странное препятствие в виде чьих-то ног, в оранжевых кроссовках, траурно торчащих из кустов. Сэм остановился, удивленно вскидывая брови. Уже второй раз за утро.

URL
2010-07-21 в 10:40 

Огонь-солнце
Зубы существа весело перестукивались в импровизированном мешочке, разговаривая между собой и с миром вокруг. Костяной стук оказался звуком очень приятным, настраивающим на радостный лад и призывающим не то подтанцевать ему, не то даже немного подпеть, как она подпевает брату иногда…
- Ноги, - после длительного молчания вынесла вердикт девочка, отпуская лапу старательно тащимого чудовища. Та негромко шмякнулась в пыль дорожки. – В крайне примечательной яркой, но грязной обуви. Кажется, я догадываюсь, кто находится с другой стороны ног… И кто хотел оставить нас без зверушки…
Негромкий треск кустов возвестил всех желающих о том, что кто-то куда-то лезет, но был он довольно кратковременным. Добравшись до скрытой от глаз половины могильщика, Саманта аккуратно потрогала шею мужчины. Пульс, несомненно, прощупывался…
- Ах, Вэнни, Вэнни… А ведь ты мне почти понравился, - разочарованно вздохнула девочка, задумчиво поглаживая небритую щеку бессознательного человека.
- Пахнет от него, как от зверушки, - пожаловалась Сэм, выбравшись из кустов и стряхнув веточки-листочки с уже слегка испачканного платья. – Пожалуй, чуду-юду я сама дальше дотащу, а ты покарауль Вэнни и Домми, хорошо?
Быстро поцеловав брата в щеку, девочка снова мертвой хваткой вцепилась в труп и почти бегом направилась дальше по дорожке. Мерно постукивала по дорожке, подпрыгивая на отдельных камушках, голова монстра…
Убедившись, что существо точно кто-нибудь заметит (поседеют - не поседеют? Лягут спать – не лягут? Какая получилась замечательная шалость!), стоит только выйти на порог, юная вампирша резво припустила обратно к оставленной следить за зверями сестре. Легкое беспокойство неприятно покалывало в груди, заставляя с каждой секундой прибавлять шаг… Но это оказалось совершено излишне – опасностью вокруг примечательного натюрморта из девочки в белом и двух бессознательных мужчин (один из которых в качестве одежды предпочел использовать простыню не первой свежести) посреди дорожки даже не пахло. Разве что голоса где-то неподалеку слышались, заставляя Сэм настороженно коситься в сторону звука.
Радостно улыбнувшись брату, Саманта взяла лежащего на спине Вэнни за руку и уверенно потащила обратно в кусты. Ведь не кругами же ходить, правильно? Напрямик гораздо короче…

Переход = Домишко

URL
2010-07-21 в 10:41 

Огонь-солнце
Переход: Главная аллея

Ноги крепко зажаты, в голове опять звучит мелодия, а белое платье все еще непостижимым образом белое. Разве что пятнышко небольшое в самом низу подола. Ах, как жаль, что такая же белизна не принадлежит перчаткам – все же надо было снять их перед тем, как браться за чьи-то не слишком чистые ноги. Хорошо хоть не ароматные… ароматами-то оба «зверика» пресыщены были. Ох, как болеть голова будет, наверняка…
Решено было оттащить беглецов (а кто же они еще есть?) в домик к гробовщику. Там и вода должна была быть, и аптечка на всякий пожарный по большой идее. А раз решено – значит сделано… всего-то протащить два мужских тела по дорожке, какая легкость. Труднее этим самым телом не стукнуться о камень, к примеру, или о дерево неудачно-случайно. Но с этим смириться было можно.
Домишко встретил приоткрытой дверью. Словно ждал, когда близняшки набегаются и снова придут… Да, конечно, этому строению было далеко до уютного склепа Твинс, но отказать ему в чести быть названным «Вторым Логовом» было сложно. Невозможно. Не нужно.
Пересчитать некоторыми частями чужих тел ступеньки, втащить мужчин внутрь, аккуратно прикрывая дверь, устало прислониться спиной к дереву.
- Зверушек надо посадить на диету… - грустно разглядывая испачканную перчатку доложил Сэм. – Но сначала раздеть и умыть.
Словно в подтверждение своих слов, мальчишка стянул с желтоволосого остатки потрепанной простынки, поцокал языком, перешагнул через тело и пошел по направлению в кухню. Там откопал где-то тазик, чайничек, немного повозился со спичками, включая конфорку. Поставить воду, поискать нужные тряпочки (ибо про мочалку как-то мысли не зашли), откопать старое посудомоечное средство. Намешать холодно-горячую воду (зовется теплой) и очень осторожно двинуться обратно…

URL
2010-07-21 в 10:41 

Огонь-солнце
- Думаешь, его тоже надо умывать? – Саманта с сомнением посмотрела на чумазое лицо Вэнса и, после некоторых колебаний, отошла подальше от источника запаха алкоголя, удушающим облаком окутывающего все пространство домика, спирающего дыхания, вызывая невольные слезы на глазах. Все-таки ко всему, что касалось ароматов, сестры были довольно чувствительны…
Откашлявшись, наконец, девочка брезгливо передернула плечами и стянула с рук перчатки. Брат был прав – негоже из-за слабости оставлять зверушек грязными. А вдруг у них блохи заведутся? Замучаешься выводить! У кошки раньше были блохи. Приходилось мыть её разными шампунями (кошке это очень-очень не нравилось) и заставлять носить антиблошиный ошейник. Зато насекомых у пушистой красавицы больше не водилось…
Затаив дыхание, Саманта гарпией налетела на бедного Вэнса. В угол домика последовательно отправились рюкзак, кожаная жилетка (кажется, раньше он был в куртке, нет? Ой… кажется, это и была куртка…), кеды и футболка, а вот с джинсами, как обычно, случилась заминка – очень всякие штаны сложно стягивать с длинноногих неподвижных тел.
- Мы их помоем, потом сделаем так, чтобы они были милыми и красивыми, навяжем всяких бантиков с бубенчиками, чтобы наши зверюшки приятно звенели и больше не могли от нас убежать – мы ведь везде колокольчики услышим, правда? – девочка мечтательно улыбнулась и погладила могильщика по спутанным лохмам, почесала за ухом. – Надо ему такую же бабочку, как у Домми, сделать. Будет так мило-мило… Или лучше галстук?
Задумавшись о столь важной проблеме – галстук или бабочка? – Саманта пропустила момент, когда близнец приготовил все необходимое для омовения мужчин. Всплеснув руками, девочка поспешно присоединилась к делу. Тряпочки осторожно и нежно заскользили по коже желтоволосого, ведомые тонкими руками, напоенными практически материнской нежностью.
- А наказать их все равно надо будет…

URL
2010-07-21 в 10:41 

Огонь-солнце
Обычно, пробуждение после великой попойки всегда затягивается. Впрочем, все зависит от качества и количества принятого алкоголя на душу компании. Человек, распластанный сейчас на полу среди разбросанной одежды, явно был вчера душой компании. При этом участвовавший во всех народных гуляниях и явно был первопроходцем, судя по заляпанной в грязи обуви и мелким царапинам на руках и лице от колючих веток.
Кто я?.. Бррр… Где я?
Осознание приходило постепенно. Воспоминания запаздывали, а оттого товарищ Варга очень удивился, ощущая под собой твердый пол и гуляющий по голому торсу сквозняк. Сперва мозг решил, что тело скатилось за ночь со своего привычного спального места – матраса – и потеряло в дороге одеяло, однако постепенно ломота в костях навела на мысль о том, что пьяное желание совершить ночную поездку в больничку таки воплотилось в реальность.
Вэнсель уже хотел простонать что-то, касающееся собственного идиотизма и печальной участи, но многострадальный организм еще не в состоянии был включить аудиосистему. Зато в полной мере наградил хозяина слухом. И то, что услыхал мужчина, его мало обрадовало. Рядом кто-то был. И даже не кто-то, а весьма знакомые личности.
Очень медленно и осторожно Вэнс совершил открытие века. Сощурившись на свет, он все же смог немного оценить обстановку.
Светло. День. Дом.
Закрыв глаз обратно, мужчина, стараясь не перенапрячь и без того ушибленный мозг, попытался восстановить события прошлой ночи. Веселого оказалось мало.
А когда по волосам прошлась маленькая ледяная ручонка, тело с трудом удалось заставить лежать спокойно.
- Вскочить и прищучить мелких пакостников, или проснуться и сделать вид, что доволен встречей?
- Вариантов немного. О черт… я только что вспомнил…
- Нет. Это была горячка, дружище. Монстры – вот эти двое, а не то, что видится в пьяном угаре.
- Силой уже пробовали. Пойдем в гору.
Решившись на второй вариант, Вэнсель приоткрыл уже два глаза, подавил стон и пошевелился, на всякий случай пошарив у бедра, где, если не подводили воспоминания, висела монтировка.
Рядом раздался всплеск. Мужчина повернул голову, во втором бездвижном – как недавно он сам – теле угадывался вчерашний спутник. Двое монстров раздели беднягу окончательно и бесстыдно… омывали??
О, черт, он что – преставился?!
- Матерь божья! – невольно прохрипел Варга, но тут же прикусил язык.

URL
2010-07-21 в 10:42 

Огонь-солнце
Второе пробуждение за сутки сопровождается болью в голове. Да еще и нарастает все в геометрической прогрессии - болит все тело. Да еще и холодно почему-то. И влажное что-то... Влажное? Смутно знакомый голос рядом упомянул кого-то из святых. Не к добру это, точно не к добру.
Попытка открыть глаза не увенчалась успехом. Вот совсем. Даже хуже стало. Доминик попытался вспомнить, что же все-таки было, с кем было и по какому поводу. Резко замутило.
Гробовщик со стоном, больше похожим на вой, все вспомнил. Очень захотелось к маме.
Там, у мамы, точно нет сумасшедших девочек и страшных инопланетян. У мамы ты никогда не обнаружишь себя в непотребном состоянии в непонятном месте. От ползающего по телу влажного нечто разбегались неприятные мурашки, особенно при воспоминании о той страхолюдине, которую они встретили в.. где это было?...
Попытка вспомнить чуть больше, чем общую картину событий потерпела неудачу, отдавшуюся немузыкальным звоном в ушах. Что же, попробуем открыть глаза и понять, чего там хлюпает да ползает.
Глаза приоткрылись. Ровно настолько, что бы увидеть слабые очертания девочки. В платье. С тихим "Твоюж мать..." Доминик зажмурился обратно, горячо желая оказаться подальше. Может, даже отмотать время назад и не уходить из того города. Или из предыдущего. Да чего там, вообще из цирка не сбегать.
В голове почему-то появились оранжевые, запыленные кеды.

URL
2010-07-21 в 10:42 

Огонь-солнце
- Галстуко-бабочку? – вынес дельное предложение Сэм, ласково отмывая зверика. – Накажем… лишить сладкого можно. Хотя, его у нас и так нет… а можно посадить под домашний арест…
Увы, на что-то более дельное фантазии у мальчика не хватило. В самом деле, откуда ему, такому маленькому и милому знать, как надо кого наказывать? С врачами, когда близняшки что-то случайно делали не так (например, совершенно случайно перелили вещество из синей бутылочки в зеленую), достаточно было умильно похлопать глазами и недвусмысленно оскалить зубы в нежной улыбке – вопросы сразу же пропадали сами собой.
На пол стекала сначала почти черная, а потом просто мутная вода. Нет, ну что за беда, где же зверик смог так извазюкаться? Впрочем, учитывая его костюм в виде вооон-той тряпочки, бывшей, кажется, простынкой из склепа, это было не удивительно. А ведь на очереди еще одна зверушка… новоявленная.
- Закончи тут сама… - мягко попросил Сэм, подхватывая юбку и немного переползая в сторонку, к могильщику, который как раз…
- Не ругайся странными словами, малыш, - укоризненно пропеть, прихлопывая пальчиками по губам. Ну вот какая досада, только очнулся, а уже сквернословит. Учитывая, что теперь угроза с намылкой рта вполне может осуществиться, рискованно. Влажная тряпочка легко заскользила по торсу, оставляя за собой потеки воды и гусиную кожу – прохладно, знаете ли, на полу лежать. – Эк угораздило, зачем зверушку нашу украли?
Рядышком хмыкнула сестренка. Кажется, второй зверик тоже очнулся?..

URL
2010-07-21 в 10:43 

Огонь-солнце
Саманта задумалась, пытаясь представить себе предложенную Сэмом галстуко-бабочку. Яркий аккуратный бантик на шее – и спускающийся от него галстук. Видение, определенно, понравилось, идея была принята к сведению, её воплощение было назначено на ближайшее время. А вместе с ней заиграла красками и еще одна: а что если проткнуть бабочку – обыкновенную, живую и очень красивую бабочку – булавкой и булавку эту, вместе с насекомым, воткнуть зверюшке в шею? Конечно, больно будет… но очень красиво!
Пожалуй, это можно отнести к наказаниями. Ведь наказания тоже не могут не быть красивыми. Иначе какой в них смысл? Просто так наказывающий не получит никакого удовольствия, он будет просто жалеть наказуемого. А если будет возможность полюбоваться красотой… Мысль становится интересной. В конце концов, бабочку поймать не сложно, когда вокруг много-много ярких и ароматных цветов.
- Конечно, закончу, - Саманта кивнула сестре и немного подвинулась, давая той возможность переползти к могильщику, который как раз решил подать признаки жизни. Как всегда, не слишком приятные для восприятия юных леди – но как жаль! - отвесить Вэнсу пощечину девочка не успела. Братик уже и сам стукнул зверушку пальцами по губам. Аккуратно. Почти ласково. Надо было сильнее… Но от неприятных мыслей отвлек стон раскинувшегося перед блондинкой почти отмытого гробовщика и вскоре последовавшая за ним характеристика окружающей действительности. Краткая и емкая.
Пожалев мужчину, Саманта последовала примеру близнеца и тоже совсем легонько прихлопнула влажные после насильственного умывания тряпочкой губы.
- В присутствии леди нехорошо ругаться, - поучительно произнесла вампирша, тщательно выполаскивая из тряпки грязь и легко сооружая из мокрой ткани компресс Доминику на лоб. – Постарайтесь, пожалуйста, от этого воздержаться. Иначе мы будем вынуждены вас наказать. Кстати, Сэм! Я придумала!
Сияя радостной улыбкой, девочка поделилась с сестрой идеей про булавки и бабочек, не забыв повосторгаться представляемой красотой ожидаемой картины. Тонкие пальчики при этом вырисовывали цветы во влаге постепенно, но недостаточно быстро, сохнущей кожи шоколадного цвета.
Закончив описание, девочка покосилась на гробовщика, явно ожидая похвалы – и заметила, наконец, неестественную бледность темной кожи.
- Ой, мы же забыли про лекарства! – Саманта всплеснула руками и поспешно вскочила на ноги, мельком отметив, что платье находится в совсем уж непотребном состоянии. – Я сейчас поищу аптечку, там обязательно должно быть обезболивающее!

URL
2010-07-21 в 10:43 

Огонь-солнце
Варга, разумеется, жутко горел бы желанием взорваться, но то была уже до боли знакомая ситуация, тем более голова настойчиво напоминала о весело проведенном времени. Потому мужчина всего лишь беззвучно выругался в очередной раз, и откинулся обратно на холодный пол, вздрагивая от противных мокрых прикосновений гадской тряпки.
Все. Омоют, отпоют и прикопают под кустом.
Хотелось курить. Что было столь же нежелательным после пьянки, как и ерничанье в присутствии "милых" дам. Оглянувшись на товарища по несчастью, Вэнс не сдержался и хохотнул. Доминик подвергался той же пытке, что и могильщик. Вид у того был не ахти какой вдохновляющий. Кажется, нехило его приложило, что-то слишком бледным казался паренек. Впрочем, вдвоем они вполне справились бы с тощими девчонками, но все было уже настолько... лень?
Пропустив невнятные восторженные разговоры малолетних дьяволят мимо ушей – кажется, мужчина даже отключился на время, как оно обычно бывает во время нежелательных бесед – Вэнс попытался окончательно воссоздать все события прошедших перед темным экраном забытья часов. В итоге получилась жуткая галиматья, но это было уже хоть что-то. Малышка встрепенулась и ускользнула в другую комнату.
Какое еще обезболивающее? Поленом по голове?
Вэнсель проследил убежавшую фигурку и даже приподнялся на локтях, все еще содрогаясь и покрываясь мурашками от холодных прикосновений к коже. Насколько он помнил, вот это создание в светлом платье было менее агрессивным из близнецов. Что делало возможным проще найти контакт.
- Леди... – прохрипел Вэнс, принимая полусидячее положение и откашлявшись, чтобы придать голосу естественность. – Леди, а не подадите ли вы несчастному умирающему от жажды стакан воды?
Шизофренийничать – так на полную...

URL
2010-07-21 в 10:43 

Огонь-солнце
Радужно-то как, бабочку в шею... На булавке. . Может, правда в цирке было лучше? Там всего лишь пробивали руки такими компактными колышками.
Плавно отключиться от действительности - это оказывается так легко, покачиваясь на волнах головной боле, будто нежась на надувном матрасе в каком-нибудь бескрайнем, мутном и вязком море. Кто-то хохочет - удается повернуть голову, и даже выдать хриплое:
- Привет, Вэнс.
Обезболивающее? Это звучит почти неплохо. Так неплохо, что даже предвкушающие полегчало. Сбежать бы... Доминик тоскливо посмотрел в окно - так близко, так рядом, и виднеется кусок неба. Да вот незадача - одна из близняшек еще здесь, свеженькая и бодренькая, рисует на коже узоры, а сам гробовщик трупно белеет сквозь шоколад и косит шалыми глазами то на собутыльника, то на изверга в теле миленькой девочки. И никуда сейчас не выскочит, не выпрыгнет, не убежит, и наверно даже не встанет. Разве что на четвереньки.
А могильщик уже и любезничает с вампиренышем. Доминик восхитился его выносливости - речь членораздельная, да еще и сел! Хотя, чего уж греха таить - сам Домми пить не умел, вот совсем. Поэтому, наверно, все еще лежит пластом на холодном полу.
Гробовщик поздравил себя, приподнявшись на локтях, и мечтательно поддержал Вэнса:
- Да-а-а, вода… Это было бы неплохо...

URL
     

Всполохи

главная