09:59 

Лесные Тропы - Деревня

Отыгрыш: Себастьян\Хелльен\Лэйри
Мир: Последний Шанс
Саммари: Начало игры, приключения и проблемы *нежно лоюбит отыгрыш*

Переход:
Сюда

В процессе, но данный этап завершен.

@темы: Простая Игра, Гомо (^~^), Last Chance

URL
Комментарии
2010-07-19 в 10:00 

Огонь-солнце
Как приятно порой шагать по дорогам, отдавшись на волю если не воздушных потоков, то собственных ног уж точно. Из города в город, под ритмичное позвякивание пустых склянок в сумке - наполненные лучше не тревожить. Тем более, приятная тяжесть пополнившегося мешочка с деньгами вдохновляла идти в следующую деревеньку с еще большим рвением. Нехорошо наверно было подкидывать жителям в сны идею, что больного какой-то редкой хворью мужчину куда проще и милосерднее отравить, чем лечить. Как нашептали вдовушки тогда, хихикая и кокетничая перед заезжим эльфом, прежде мужик здоров был, свеж и бодр, будто майский бычок. Работал за троих, ел за пятерых, душа компании и любимец деревенских девок. А потом внезапно свалился с болезнью, исхудавши на глазах, и с каждым днем все больше тая, будто свечка. Хворь, к счастью, не заразной оказалась. Себастьян конечно промолчал, что это лишь порча, хоть и весьма щедрая. Видимо, проезжему магу не угодил сельский житель. Накрутить антуража про опаснейшее смертельное заболевание было проще простого, а там уж селяне не скупились на «чудесное зелье», которое облегчало страдания мученика легкой смертью м одновременно якобы нейтрализовал всю заразу в округе. Но подобные случаи – большая редкость, чтобы никто из целой деревни не отличил порчу от обычной болезни.
Волна торгового порыва, сулящая хороший улов, похоже, снова крутится рядом неуловимым завихрением.
Но погода, ох уж эта весенняя погода... Яркое солнце над головой нещадно бьет в глаза, заставляя щуриться, и счастье, что не припекает пока. Птицы в кустарниках щебечут с особенной радость по случаю весны, где-то в стороне перезвякивает небольшой ручеек...
В общем, погода была просто отвратительна.
Себастьян плотнее накинул капюшон легкого плаща, в который раз недружелюбно кося глазами на солнце. Светило ясное, радость всего живого, только раздражало эльфа - все-таки, он больше был лунным. Определенно, в сумерках и ночью путешествовать много приятнее, хоть и куда опаснее... Не то, что сейчас - мир, покой, почти тишина... Картина просто идиллическая.
Хотя, стоп. Тишина не почти. Ее уже совсем нет. Себастьян чутко прислушался. Определенно, кто-то вопил. И смеялся еще иногда. Истерично так…
Через пару шагов дело стало вполне ясным. Навстречу стремительно и с воплями неслось нечто, за ним – человек пять, вида разбойничьего, подвида подлого.
Эльф успокоился, продолжая неспешно идти – обычное дело, и в подобное он никогда не вмешивался. Своих проблем хватало. Вот только что-то заставляло вновь присматриваться к невысокому силуэту впереди погони, но Баст только фыркнул, тем не менее, поправив спрятанные в рукаве дротики, чуть смазанные ядом. Предосторожности не помешают.

URL
2010-07-19 в 10:02 

Огонь-солнце
Солнечно-солнечно, яркий свежий день. Щебечут птицы, щурится на свет молодая и свежая зелень, середина весны… пора влюбленности, пора легкости, пора воздуха. Хелльен любил весну, наверное, более всех иных сезонов. Он находил ее куда как романтичнее печальной осени и благороднее хладноокой зимы. И не уставал ей наслаждаться, как ребенок от всего сердца наслаждается празником…
Вот только отчего-то весьма сложно наслаждаться именно тогда, когда ты бодрым ежиком несешься по дороге, сверкая пятками и закинув сумку с футляром за спину, а за тобой не менее бодренько гонится толпа (ну, как толпа – человек пять), улюлюкая и не слишком метко пытающаяся подбить ноги стрелой. Как чувствовалось, как зналось – не стоило идти по этой дорожке. Кто же знал, что именно сегодня прямо возле ее краешка банда головорезов решит тоже весной понаслаждаться, варя похлебку и вообще отдыхая? И ладно бы, сидели-отдыхали. Так нет же, обязательно надо было прицепиться к «симпатичной девчонке, которая явно не прочь помочь им скрасить время… ах, мальчик? нууу, невелика разница».
Всегда можно было просто взять и взлететь. И, показав неприличный жест, полететь по своим делам, в деревеньку, что недалеко от столицы находилась – обычный и банальный обход, чтобы заработать денег и дать городу отдохнуть от себя. Но вот только сказочник не взлетал. Сказать совсем по правде – он этим явно наслаждался. Как наслаждаются игрой в азартные игры. Конечно, компании за спиной было не до игр. И Хель осознавал, что если его все же поймают, то… разложат хорошо если не на пеньке, да и вообще благо, если живым отпустят. Но тем не менее быть серьезным почему-то не получалось: а отсюда и вопли «Живым я вам не дамся – спасите-помогите» и иногда срывающийся смех, так похожий на нервный, только подзадоривающий преследователей.
Накидка, закрепленная на голове так, чтобы защищать от солнца глаза, мешала обзору и немного сбилась на сторону, грозя оный обзор и вовсе закрыть. Танцующий начал даже всерьез думать о том, чтобы все-таки взлететь и прекратить этот балаган. Так того смотри – действительно поймают, когда…
По все той же тропинке-дороге, по которой бежала «веселая компания» шел некий силуэт. Мужчина ли, женщина – было не разобрать, мешались волосы в глаза и чертова ткань. Но… это же тем веселее, разве не так?
А потому, ухмыльнувшись, менестрель поддал жару, что в голос, что в скорость, уже целеустремленно несясь к незнакомому созданию. В крайнем случае, погоня заинтересуется им, а не пронесшимся мимо менестрелем, ведь правда?..
Увы и ах – иногда, если верить в чудо, оно не будет верить в тебя. Незнакомец продолжал спокойно идти по тропке, разве что чуть в сторонку отойдя, дорогу давая и явно не собираясь реагировать на происходящее. Ну и бука, ну и ну его (или ее – под капюшоном не разглядишь, а мало ли какие плоскогрудые дамы бывают), не очень-то и хотелось, мы мимо с ветерком пронесемся и…
Мелькнуло… что-то… что-то до боли знакомое, рядом, почти разгораясь на грани сознания алой волной. И Хель повернулся, отвлекся, сбился, удивленно втягивая воздух, поворачивая голову… чтобы весьма звучно (ах, бедный ганон!) вписаться в немилые объятия дерева, стоящего прямо на небольшом изгибе дороги, удивленно дрыгнулся и… медленно сполз вниз, закатив глаза и чуть откинув голову.
«Кажется, будет шишка…» - лениво мелькнула мысль, да так и нырнула в дебри встающей мути. Темнота, тишина, обморок. На пробивающемся сквозь листву солнечном свете заиграли золотом волосы, радуясь спавшей накидке, блеснула сиренью прядка…
…Погоня настигла быстро – полминуты, а компания мужиков уже и флегматичного путника миновала, и к дереву подбежала. Хохоча и благодаря незнакомца – еще бы, не иначе как с его помощью поймать шустрого мальчишку удалось. А то бы и вовек не догнали.
- Шустер, сволочь, - сквозь смех сказал один из мужчин, подходя ближе, наклоняясь над пребывающем вне этого мира менестрелем и протягивая руки, явно собираясь по-простому закинуть тело на плечо.

URL
2010-07-19 в 10:04 

Огонь-солнце
И все бы хорошо, и шел бы себе дальше спокойно, не обратив внимания на гогот и глупые благодарности "безродного человеческого отребья". Не то, что бы Себастьян испытывал презрение к людям. Но вот к таким, опустившимся, да хоть каплю уважения испытывать? Пф, не смешите.
В общем, прошел бы куда хотел, и наверняка бы заработал приличную сумму в следующей деревне, а там бы еще дальше и еще, плавно накапливая кругленькое состояние... Но ведь надо же было обернуться да посмотреть, послушавшись интуитивного призыва. А там, будто вспышка праздничного фейерверка перед глазами - светлая встрепанная шевелюра и фиолетовый росчерк среди золотистых прядей...
В этот момент был упущен последний шанс мирно свалить по своим делам. Да и уйдешь тут разве - когда в ушах гулом отозвалась собственная кровь, а руки непроизвольно сжались в кулаки, и холеные длинные ногти впились в ладони. Ноги на миг стали ватными, а действительность деликатно отошла в сторонку. И время будто остановилось на несколько мгновений, пока Себастьян до боли в глазах вглядывался в незнакомое, и одновременно такое знакомое лицо. Шок - вот самое слово. И попутно неверие - как же так, он столько лет вглядывался в окружающих, ища именно эти светлые волосы с крашеной прядкой, и миловидную мордашку, крутящиеся на краю сознание неосознанным образом день и ночь... Разве так бывает, что вдруг да раз, мимо пробегает мечта и вписывается в дерево?...
Кстати о дереве. А точнее, о действительности. Время снова пошло полным ходом, понеслось быстрее галлопирующей лошади - и вместе с этим навалились все звуки, ощущение, и дикая смесь эмоций, в которых разобраться вот так, на лету, просто невозможно. Да и некогда. Пусть даже это просто похожий мальчишка, пусть это даже мираж от перегрева - хотя какой там перегрев! - теперь пройти просто так Себастьян уже не мог. Так не мог, что первый из нападавших уже падает в пыль, хрипя и воя.
Оставшиеся четверо в недоумении оглядываются - они не ожидали, что апатичный прохожий вдруг захочет вмешаться. Попасть второму бандиту в глазницу, в расширенный зрачок, не так уж сложно, с такого расстояния. А остальные уже и не горят желанием сражаться, лишь несмело зажимают в грязных руках короткие мечи.
- Брысь отсюда, - тонна презрения во властном, металлическом приказе.
И, надо же, слушаются. Страшно, видимо, смотреть в бесцветные глаза взбесившегося вдруг эльфа. Убегают, унося воющего и теперь уже одноглазого товарища практически на руках. Себастьян коротко выдыхает, мельком радуясь, что бандиты попались мелкие, трусливые. Просто падаль. Будь они посмелее, то, скорее всего, лежать бы полукровке в дорожной грязи и по кусочкам. Хвала небу, повезло.
Однако же, задерживаться здесь не стоит - гнилым людям в голову может прийти многое. Эльф быстро подошел к мальчишке, выдернув по пути из шеи трупа дротик - добром зря разбрасываться он не любил. Оставив на время бушующие эмоции в стороне (на них еще будет время, потом как-нибудь, подальше от эпицентра, а сейчас чувства будут лишь мешать), Себастьян пощупал пульс, убеждаясь все же, что незнакомец вполне живой. На вид слабенький совсем, мог ведь и на смерть расшибиться с размаху. И на что он так засмотрелся? Вписаться в дерево, которое видно на расстоянии ста метров как минимум - это уже талант. Подхватить бесчувственную тушку на руки, бодрой рысцой сворачивая с дороги в пролесок - туда, где слышался шум ручья.
Чуть запыхавшись (бегать с весьма костлявым, и, пусть и хрупким даже на вид, парнишкой на руках, да по пересеченной местности - занятие не из самых легких), Себастьян остановился у узкого мелкого ручейка, видимо, извилистому отростку ближайшей крупной реки. Здесь, меж деревьями, не так мешало надоедливое солнце, и вполне можно снять плащ. И подложить его под голову несчастному, предварительно сгрузив на чуть прохладную траву. Руки подрагивали, все смазывалось перед глазами - сознательно Баст отказывался верить, что нашел того, чей образ всю жизнь был рядом, манил и звал, чуть ли не с ума сводя. Умывание ледяной водой из ручейка помогло. Хотя, скорее всего, ненадолго.
Эльф еще раз оглядел лежащего на траве юношу, только сейчас замечая тонкую струйку крови от уха. И вот здесь уже банально растерялся. Каким бы блестящим ни было образование, что давали в доме Эр'нерт, курсов первой помощи при ударах о дерево там не давали. Зато при рассмотрении поближе удалось все-таки выявить, что кровь идет из-за тяжелой серьги в аккуратном ухе мальчишки. Себастьян вынул серьгу, испачкав пальцы в чужой крови, и положил рядом на камень. Аккуратно вытерев кровь с помощью случившегося в сумке бинта, и промыв, Баст все еще в несколько заторможенном состоянии побрызгал на светловолосое чудо холодной водой. А ну как, очнется?...

URL
2010-07-19 в 10:23 

Огонь-солнце
…И действительно очнется. С недовольным то ли хрипом, то ли мычанием, пытаясь на автомате оттереть капли и дернуться подальше от мокрого раздражителя. Перед глазами стояла неяркая пелена, темно-бордовая, под головой было мягко, под телом - прохладно…
Самые банальные вопросы, что появляются в такой ситуации – что я? где я? какого черта я? И самые глупые, между делом. Потому что на них никогда не бывает ответа в первые же минуты, а чтобы получить хотя бы подсказку – необходимо хотя бы открыть глаза.
Небо и листва – первое, что попадает в обзор. Значит, в лесу… а что он делает в лесу, если надо было бы быть в деревне? Глубокий вопрос. Кажется, последним осознанным воспоминанием являются… ну-ка, где тут наши головорезы? Если уж сумели поймать, то странно, что «пробуждение» вышло таким уж спокойным. Чуть приподняв голову, Хель мутным взглядом скользнул по сторонам, отчаянно пытаясь собрать глазки в кучку и заодно вспомнить, какого черта его вообще кто поймал. Ах, да, дерево… незнакомец… незнакомец… незна…
Вот и он, сидит. Уши острые и глаза серые-шальные.
Знакомые. До боли знакомые, отчего-то… как забавно.
- Уйди, глюк… - пробормотал менестрель, закрывая глаза уже свои и расслабляя мышцы шеи.
Полежал немного. Подумал. А потом резко подорвался, садясь и удивленно моргая. Подавшись вперед, почти нос к носу, всмотрелся… и, ахнув, едва не откатился в ручей.
- Нет, ты точно глюк… - устало застонав, сделал вывод менестрель, озабоченно трогая лоб и ощупывая начинающую набухать ссадину на скуле. Сомнений почти не возникало. Это надо ж было, так сильно приложиться о дерево, что сны мерещатся сильнее, чем явь. Вон, даже боль такая реальная, что только диву даешься… и почему так саднит ухо? – И ты существуешь только в моем воображении. И когда я до тебя дотронусь – ты снова исчезнешь, так всегда было… вот, смотри.
Протянутая рука наткнулась на что-то твердое. Предплечье незнакомца оказалось довольно-таки реальным, к удивлению. Забавно… слишком реальный глюк. Быть может, дух воздуха не пережил теплой встречи с деревом и теперь отправился к богам? Да быть такого не может. Слишком уж нереальным казалось подобное заявляение менестрелю. Ведь если бы у этого существа были длинные волосы (хотя, волосы убраны, поди их длину пойми), он бы был точной копией того, кто являлся к менестрелю во снах раз за разом. Надсадно, заставляя ночью грызть подушку и утром пугать людей своим мрачным настроем. Так не бывает… или бывает?.. Но тогда, получается…
- Не глюк, - слабый смешок и расплывающееся пространство. Закушенные губы и обличительно направленный, подрагивающий палец. – Зачем ты… мне снишься?
Вопрос в лоб, закушенные губы и дрожь по телу. Не понять самого себя, не то счастлив безбожно, не то удивлен, не то просто взволнован. А, быть может, и все вместе взятое, заключенное в скользящем по длинноволосому парню взгляде серебристых глаз.
Может, незнакомец что и сказал. Менестрель не слышал. Рука уже не дрожала, ходила ходуном… и Танцующий не выдержал. Кратко всхлипнув, он уткнулся головой вперед, прижавшись лбом – куда достал – и обхватил себя за плечи.
Плевать даже, если этот странный парень – еще похлеще головорезов тех будет. Что с ними стало, кстати… неважно.
Плевать. Что-то подсказывало музыканту, что он даже сопротивляться не будет, если его захотят разобрать на косточки.
Потому что было что-то куда как важнее. Чувство странного покоя внутри…

URL
2010-07-19 в 10:24 

Огонь-солнце
Народные средства вроде ледяной воды - они самые верные, самые действенные. Вот и сейчас подействовало...
Мальчишка открыл глаза. Голубовато-серого, несуществующего в природе цвета. А их хозяин оказался совершенно диким – чуть в ручей не прыгнул, едва встретившись глазами со своим «спасителем».
Глюк? Да какой еще глюк, вот он, реальный, потрогать можно... А мальчик похоже и мысли читает - трогает за руку, а на лице проявляется еще большее удивление. Такое... умиляющее удивление. Где-то тут ближайшая камера для душевнобольных? Крышу сносит капитально. "Так не бывает" - уверенно так думается. Очень уверенно. До первого вопроса мальчишки. Себастьян в удивлении раскрыл глаза широко-широко, в кои-то веки перестав щуриться.
- Снюсь? - изумленно переспросил полукровка, впадая в еще больший шок.
Похоже, все встает на свои места. Обратная сторона дара управления снами, такого полезного порой, но и приносящего столько беспокойства - когда уносило иными ночами, будто прочь из тела, а после весь день образ чей-то мерещился явственнее, чем в другие дни. И теперь, похоже, становится известно, чей это образ. Вот же он, живой, теплый, с дрожащими тонкими руками музыканта и еще более диким, чем поведение, взглядом затягивающих глаз.
"Так не бывает. Так и быть не может!" - будто мантра в светловолосой голове крутилась, для сохранения рассудка на месте. А то ведь так и свихнуться недолго - потому что так и правда не бывает, когда всю жизнь тревожащий образ вдруг буквально сам в руки падает. Бери - не хочу, и выполняй свое вечное желание, что крутилось на подсознании каждый раз - обнять, прижать к себе. Это все сказки, только в самых наивных сказках принцессы встречают тех самых принцев, которых ждут всю свою прелестную жизнь. А здесь, в реальности, подвох есть всегда. Вот только где он на этот раз?...
- Так не бывает.... - не заметив, эльф повторил свою мысль вслух.
Да вот юноша тоже не заметил этого, похоже. Совершенно вот не заметил - а лбом уткнулся в грудь, со вхлипом.
И как понимать прикажете?...
Себастьян несколько мгновений не двигался, едва не выпав в прострацию. Виной тому не только шоковое состояние, столь редко испытываемое в весьма долгой жизни, но и внезапно накатившее тепло. Такое... родное тепло, какого и от отца не бывало
Чуть помедлив, Баст едва-едва подрагивающими руками приобнял незнакомого юношу. Чувствовалось - надо так. И пусть раздирали противоречия, а рациональный до самого мозга костей разум просто-напросто отказывался верить в происходящее... Что, сидеть просто так, сложа руки, когда исполняется одно из твоих самых-самых сокровенных желаний?
Чуть подождав, пока мальчик успокоится - видимо, для него эта встреча тоже не так проста, как тысячи тех, что происходят на дорогах - Себастьян мягко отстранил его от себя. Пора внести хоть какую-то ясность. Наплевать пока на горячее желание прижать странного мальчишку к себе, и не отпускать больше. Потому что, опять же – ну не бывает такого.
- У меня встречный вопрос. Даже два. Как тебя зовут, и зачем ты мне всю жизнь мерещишься.

URL
2010-07-19 в 11:28 

Огонь-солнце
Такая близкая мечта, неужто… наконец-то. Так долго ждать и добиться своего в конце… Хотелось петь. Хотелось воспарить. Хотелось… вцепиться и никогда не отпускать, воздушным шариком следуя повсюду.
Он что-то говорил. Так казалось – голос во всяком случае слышался. Голос-голос, не его ли нашептывал ветер, когда отчаявшийся сульфин пытался вызнать у родной стихии, что же за сволочь ему по ночам спать мешает… иногда заставляя в странных воспоминаниях выгибаться на кровати и… вспоминать стыдно. И лишнее. И сложное.
Рядом-рядом-рядом… Может быть, менестрель нашел бы в себе силы сдержаться. Хоть какая, но выдержка у него была, а достаточно утрамбовать чувства глубоко на донышко и крышкой захлопнуть. Щелк ключом – и спокойно все, снова солнышко засияет, радужное. Но секунда-другая, чувствуешь прикосновение… почти объятия. И от эмоций захлестывает дыхание, а всхлип переходит в рыдание. Слезы из глаз и навзрыд, давно уже менестрель так не плакал. Со смерти наставника? Или последние настоящие слезы все же пролились, когда хоть какая, но семья распалась? Непонятно. Неважно.
Главное – искренне. Пряча лицо и тихо-тихо переползая руками. Словно в сказку ожившую боясь поверить, словно вот-вот из рук выскользнет и раствориться, пропадет.
Минут пять-десять, способность соображать тихонечко возвращается. Настолько, что, покраснев (не то от стыда, не то от слез), Хель немного отстранился, разве что пальцев разжать так и не смог. Совсем распоясался, глупый сказочник. На людей-нелюдей кидаться начал… не к добру. Может, и не знает ничего этот странный эльф (а кто еще остроухий?), сидит и теряется в догадках, прикидывая, как бы смыться половчее. Вот, уже рот открыл, не иначе как отшить, а то и в ручей хорошенько окунуть, чтобы не сходил с ума безумный менестрель.
Вопрос заставил вздрогнуть. Так значит, не у него одного глюки… как это радует. Частично радует, значит, все же не сумасшедший. Но и правда эльфийская, лезть обниматься к постороннему как-то некрасиво, хорошо было бы представиться.
- Хелльен, Танцующий с… - трагичный шмыг носом, нахохлиться. – …Мелодией. Сказочник. И ничего я тебе не мерещился! И вообще, я первый спросил! А ты кто такой? Колдун? Чародей? – вновь, словно в растущей истерике, ворохом вопросов из разорванного мешка. Куда подевалась такая нежно лелеемая язвительность и ехидство? Да хотя бы хитрость… тысячи раз прокручивать возможную встречу в мозгах, а начать: вот с такого вот. Со слез и воя, миленько. – А там и вовсе чернокнижник какой? Зачем ты мне снишься, постоянно снишься и сводишь с ума, заче-е-ем? Что ты хочешь от меня?! – сбиваясь почти на скулеж, судорожно в пальцах сжимая чужую одежду и грозясь вновь удариться во невменяемое состояние.

URL
2010-07-19 в 11:30 

Огонь-солнце
Что-то мокро вдруг стало, в области груди, где мальчик лицо спрятал... Себастьян еще больше растерялся. На его глазах редко кто плакал, а те немногие, кто все же осмеливался лить соленую воду в его присутствии, утешения не удостаивались. Напротив, уже минуты через две либо выбегали прочь и подальше, либо бежали за ним - утирая злые уже слезы и размахивая чем-нибудь вроде тяжелого медного подсвечника. Но такие прецеденты - они же только в узком кругу семьи, где все друг друга знают и тепло ненавидят, а тут...
Хелльен, значит. Если коротко, то будет Хель. Или Льен. Но Хель - оно же звучнее. Хель-хмель, пьянящее растение, которое так любит нашептывать всякую ерунду вроде того, в какое дупло и какая именно белка положила свои орешки, да небылицы лесные. Не иначе, мальчик родственен этому растению. А в другом случае, с чего бы его присутствие так опьяняло, не хуже хорошего вина?...
Пока в раздумьях своих витал полукровка, странный, но такой милый мальчик - с покрасневшим личиком, огромными беспомощными глазами, пухлыми губками и ах, просто очаровательным нежным голосом! - с обвинениями накинулся.
- Я бы попросил не причислять меня к этой братии, - фыркнул эльф. Не то, что бы он не любил магов - неприязнь к ним была не больше и не меньше, чем ко всем остальным. - Себастьян Эр'нерт, относительно честный торговец ядами. И с ума я тебя специально не сводил. Сказать по чести, я тебя вообще впервые вижу, - чистейшая правда. Не видел никогда. Но всегда чувствовал. А разве сейчас идет разговор про чувства? Раз нет, то и упоминать об этом ни к чему.
Слова, быть может, вышли суховатыми. Но что поделаешь - как бы не тянуло к Хелльену душой и телом, Себастьян не мог избавиться от врожденной подозрительности. Ну, мало ли. Может, это и вовсе галлюциногенный сон - добрые селяне поняли, что их банально надули, догнали, и сейчас везут его, предварительно накачав наркотиками, в рабство продавать, и тем самым расходы покрыть – и за зелье, и за дорогу… Хотя, это еще более невероятно.
Запрятанные эмоции потихоньку начинают вырываться из-под контроля. А все потому, что нечего в эти бездонные глаза смотреть слишком долго – иначе руки сами тянутся, чтобы… А давайте этим светлым, погожим деньком не будем думать о всех тех абсолютно неприличных вещах, для которых руки тянутся. Приходится поскорее отпустить Танцующего («контроль! Контроль, матьвашу! Как папа учил!»), да взгляд отвести, посматривая поверх светлой головы на стволы деревьев.
Все-таки, растерянность – это просто отвратительно.
- Может, умоешься? – как-то неловко спросил Баст. – Разговоры с адекватными собеседниками всегда наиболее продуктивные.

URL
2010-07-19 в 11:32 

Огонь-солнце
- Я бы попросил не причислять меня к этой братии, - насмешливо фыркнул в ответ незнакомец, словно и не было ничего такого. Фырканье это немного протрезвило, доказывая, что психов на этой поляночке не так много – одна штука, да и та, мелочь. - Себастьян Эр'нерт, относительно честный торговец ядами. И с ума я тебя специально не сводил. Сказать по чести, я тебя вообще впервые вижу…
Что и требовалось доказать – кажется именно так говорят ученые, находя замысловатую и сложную теорему к простым вещам. Вернее, наоборот. Что-то в духе, почему лист на землю падает и по какой траектории. Не суть.
Суть в другом… такими темпами полученная в лапы мечта удерет от истерика за первый же куст. Нужно взять себя в руки. Почти жизненно необходимо…
Пугливо косясь на эльфа, Хель осторожно так разжал пальцы, пригладил смятую ко всем чертям одежду теперь уже знакомца и, чуть хихикая, отполз к ручью. Умыться было правильно и верно – особенно, если не особо сильно косить на темные потеки на ткани и не вспоминать, что глаза придется подводить заново. А этот проклятый грим (имеется в виду хороший и никакой иной!) стоит так дорого, что жаба душит при каждом исползовании, хоть плач… хотя, так уже.
Думать о посторонних вещах казалось спасением. Не ограничиться только умыванием, а со всей дури, коей и без этого много, сунуть голову в воду – и вовсе милостью богов. И плевать, что стихия чужая, зато охладила горящее лицо не хуже ледяного ветра.
- Все, я адекватен, - задумчиво пробормотал менестрель, откидывая со лба мокрые волосы и оборачиваясь обратно, к… как там его? Себаст? А, Себастьян… до ломоты в висках знакомое имя, а звучит так же незнакомо, как все впервые названные имена, непривычно. – Теперь поговорим, - держаться на расстоянии казалось глупым. Но менестрель сильно подозревал, что окажись он вновь, поближе к этому странному светловолосому эльфу, холодная деловитость сползет не хуже, чем капли воды по коже и за шиворотом. – Кто ты такой?.. ах, да, торговец. Впервые видишь меня, говоришь… - недоверчивый прищур глаз и ухмылка, подозрительная такая. - …А мерещится тебе тогда кто? Призрак двоюродной бабушки, внезапно ставшей блондинкой и выкрасившей прядь в фиолетовой? Или мне твои слова померещились? И вообще… что ты тут делаешь? Где та милая компания разбойников, - кратко скользнуть взглядом по сторонам, покусывая губу. – Ты с ними заодно?.. Все подстроено?

URL
2010-07-19 в 11:33 

Огонь-солнце
Милейшая картина - в ручей с головой. И сразу Хелльен - будто котенок мокрый. До первых же своих слов - беззащитный, казалось бы, зверек демонстрирует зубки. Ну-ну...
- Ты параноик? - недоуменно спросил Баст в ответ на водопад претензий. - Всегда знал, спасать кого-то - дело совершенно неблагодарное.
Оно и правда, что благими намерениями... И куда делось очарование первых минут встречи? Хотя, на душе стало спокойнее - подвох, похоже, найден. Можно выдохнуть умиротворенно, и расслаблено вытащить из-за ворота косу - неудобно же все-таки, хоть и для дороги в самый раз, что бы не набивалась пыль - мыть такое богатство в пути просто сущее наказание. Другое дело - в поместье, где и прислуга есть, и хоть какие-то, да удобства... На миг проснулась меркантильная ностальгия по отчему дому, впрочем, ненадолго, как и всегда, стоить вспомнить лица - мерзкие, опостылевшие рожи - прочих жителей дома.
– Ты с ними заодно?.. Все подстроено?
Себастьян изменился в лице, неприятно улыбнувшись. Холеная гордость, будто диковинная птица с непроницаемыми холодными глазами, не замедлила поднять остроклювую гордость.
- Я? С той падалью? - почти шипение, резкое и полное яда. - Никогда.
И добавить, уже гораздо спокойнее:
- Иначе, стал бы я убивать их?
На миг стало неприятно - не слишком хотелось язвить прекрасному видению. Прямо день открытий - яд в голосе был частью составляющих жизнь, неотъемлемой, как и шикарная грива, на половину длины сейчас небрежно лежащая среди чистой, темно-зеленой травы. А тут вдруг - и не хочется. Ай-яй, нехорошо-то как, мальчик, вносить смуту в чужие души и жизни...
Кстати об этом.
- Естественно, я никогда тебя не видел до этого дня, - холодно сообщил эльф, отвечая на почти уже забытый вопрос. - Только чувствовал. И не трогай мою родню. Оскорблять наш род - непозволительная дерзость. Тем более, - эльф окинул сказочника чуть пренебрежительным взглядом, от которое не укрылись легкомысленно накрашенные ногти, чуть оставшиеся потеки краски под глазами и одежда, которая явно не может принадлежать члену знатной семьи, - таким, как ты.
Наверно, зря он это сказал. Но смолчать в этой ситуации невозможно, когда кто-то, пусть и косвенно, но цепляет честь бабули, склочной женщины, которой уже скоро тысяча грянет, а она все никак не дает своим внукам жить спокойно. Наверно, убежит сейчас Танцующий, как не было. И что тогда, снова крутить головой на улицах каждой деревушки, высматривая, тревожась, бредя?... Ну уж нет. Если в силки попалась жар-птица, отпустить ее просто так - немыслимая глупость. Если конечно ты не круглый идиот с набитой мечтами головой и уровнем интеллекта трехлетнего человеческого ребенка. В голову пришла безумная идея.
- Ах да, - Себастьян прищурился, будто припомнив что-то. - Насчет разбойников, которыми ты так интересовался. Один из них унес в своей глазнице мой дротик. Так что ты мне должен.
И плевать с во-он той горы, что дротиков еще много и в сумке, и в карманах, и что он сам регулярно забывает где-нибудь парочку, совершенно об этом не беспокоясь. Полукровка быстро и цепко взял Хелльена за запястье, не сдавливая, но лишая возможности вырваться.

URL
2010-07-19 в 11:35 

Огонь-солнце
Параноик – слово несколько резкое, зато великолепно подходящее. Действительно. Параноик самый что ни на есть натуральный и подозрительный. Только параноики обычно в каждом встречном ищут знакомые черты, а, найдя, кидаются с обвинениями и слезами. Особенно стыдно, если тебя действительно спасли. Захотелось извиниться и устыдиться, а там и вовсе хвост поджать. Или… заворожено пялиться на косу, на минутку подзабыв и о собственных обвинениях. И вообще обо всем на свете. Потянуться бы, расплести пальцами и рассмотреть… воистину, он тот, который из снов, иначе и быть не может… Да вот только скользнула улыбка на холеном лице странная, к реальности вернув Хеля. А там и вовсе словно водой ледяной окинула, еще раз, будто бы и не было купания в ручье.
- Таким, как я!? – прошипел сульфин, едва ли не рябью по телу пройдясь. В прямом смысле, к слову, все же сущность духа воздуха оставалась сущностью и реакции тела были обычными реакциями тела, редко поддающимися контролю. – Таким как я?!? – был бы зверьком, на загривке шерсть дыбом бы встала. От возмущения, не иначе как.
Хель понимал, конечно же, что в своем ярком тряпье он иногда выделялся даже среди менестрелей, а уж какие типы иногда попадались! Понимал и то, что до серьезного ему как пешком по морю. Украшения, «боевая раскраска», кокетство движений и нежный голос… тщательно собранный по крупицам образ, а его тут едва ли не продажной бабой обозвали! Опять! (ибо не впервой такое выслушивать) Нет, ну а кем еще? Только на шлюшек обычно смотрят вот так вот, пренебрежительно, чуть изогнув губы и скрывая в глазах тщательно маскируемую похоть, почти вожделение за холодной маской безразличной насмешки. Уж что-что, а подобные взгляды музыкант знал не понаслышке и не из своих сказочек. Так смотрят тогда, когда цену сбивают, по-дешевке надеясь заполучить… Да как он смеет?!
За такое – пяткой в нос и в песочек. Что менестрель едва ли не сделал, по привычке, с трудом взяв над собой контроль. Если этот эльф смог завалить пятерых (ну, если не преувеличивает, конечно и действительно их убил… бедные ребята), то что ему один взъерошенный и мокрый менестрель? Так, на одну левую, а синяк недвусмысленно пульсировал, намекая, что не хочет ни братьев, ни ссадин-сестричек.
Лучшим выходом было – громко фыркнуть и сбежать. Действительно сбежать, да подальше… пока еще не слишком поздно – во-первых, мечта оказалась какой-то ядовитой, а во-вторых… чувствовалось, что если не удрать сейчас, потом уже не получится. Никогда не получится. Не слишком завидная перспективка для того, кто свободу ценит выше уюта.
- Что, простите? За дротик? А я спасать меня просил? – возмущенно, с каким-то странным видом разглядывая сцепленные на запястье пальцы. Недоверие, удивление и… злость пополам с каким-то сладким замиранием. Разброс мыслей от «Куда лапы тянет?! Или это намек?!?» и заканчивая «Теплые пальцы…». Вырывать руку почему-то не хотелось от слова «совсем». - Ой, да, вроде орал… тем не менее! Даже если и должен что, спешу разочаровать – денег у меня нет – сережки могу отдать, хочешь?.. сережку. Ты вторую не видел, к слову?..

URL
2010-07-19 в 11:35 

Огонь-солнце
- Вон цацка твоя, - свободной рукой подцепить витое украшение с камушка, пальцами за гвоздик, и провести перед глазами "добычи", будто гипнотизируя. - Чудно, что напомнил. За обработку уха, которое тебе разодрало, тоже причитается.
Баст чуть подкинул сережку в воздух, поймав скользящим движением и тут же спрятав в кулаке.
Сейчас еще несколько долгов отыщется, а там можно прибавить проценты, плюс парочка выдуманных налогов - и вполне можно будет забрать мальчишку в рабство. Но разве хочется? Совершенно нет. Эта птица свободного полета. Такие в клетках не поют, только чахнут да умирают - совсем как жаворонки. Значит, нужно придумать другой выход. Отпускать Хелльена так просто и так быстро не было ни желания, ни намерения. А значит, он еще задержится в компании своего спасителя.
На миг проявилась мысль о том, что, может, этот Танцующий с Мелодией вовсе этого не хочет. А уже давно желает оказаться где-нибудь подальше от ненормального эльфа, проклиная все и вся про себя по второму кругу. И на шею со слезами просто так кидается. Обычай, может, у его народа такой... Кстати, а кто этот юноша? Не человек - об этой расе Себастьян никогда не мог сказать ничего лестного, потому как считал их низшими в иерархии населения. А такое вот прекрасное создание - да человек? Такое известие может и мировоззрение с ног на голову поставить.
Эр'нерт вынырнул из своих мыслей, отогнав последнюю мысль куда подальше (не убив на корню, но оставив на последующее рассмотрение), снова возвращаясь в действительность, где бегали по изумрудной траве солнечные блики, недоверчиво замер хорошенький мальчик-видение, и все так же, как и минуту назад, журчал ручей.
- Насчет оплаты... Я похож на того, кого заинтересует это? - снова демонстративное помахивание сережкой. - Пожалуй, тебе придется отработать, - ехидно сообщил Баст.
А затем совершил не совсем понятный даже для себя самого поступок: аккуратно повернув запястье Хелльена тыльной стороной ладони вниз, Себастьян вложил украшение в узкую ладонь, бережно заставляя чужие, такие тоненькие пальцы сжать серьгу, накрыв своими.
Перегрелся все-таки...
Эльф сморгнул, будто сбрасывая пелену с глаз, и наконец перестал рассматривать хрупкое запястье сказочника, быстро убирая ладонь. Когда Баст снова взглянул в лицо мальчишки, в выцветших глазах снова плескалось обычное выражение холодной надменности - он умел брать себя в руки.
- Отработаешь, - повторил, для ясности. - Сейчас мы пойдем в следующую деревню, там, я думаю, ты найдешь для себя заработок. Полы мыть напросишься, еще чего... Мне плевать.

URL
2010-07-19 в 11:36 

Огонь-солнце
Серебристые глаза, словно завороженные, следили за безделушкой, мерцающей на свету в пальцах эльфа. З-зар-раза. Так вот что значит с ухом… разодрал поди, когда… дерево. О боги, дерево возникшее по пути, во всем виновато именно это дерево.
Еще раз плотоядно глянуть в сторону косы, едва ли не облизнувшись и с удивленной злостью выслушать про «отработку». Так все-таки намекает?! Вот намекает, да?.. больная тема, ущемленное достоинство и…
Удивленно замереть. Прикосновение – нежное, слишком расходящееся с холодным и ехидным тоном. Даже расходящееся с мыслями Хеля о том, что Баст подумал, будто он шлюшка. Мимолетное, как присевшая на ладонь бабочка, мягкое и теплое. Родное, что и пальцев не отдергиваешь и снова едва ли вперед не подаешься. Обнять, зарыться лицом в волосы и тихо скулить.
Но мгновение ушло – и снова в эльфе заговорили деньги. Печально – отдернуть руку в ответ, прижимая украшение к груди и скептично дослушать…
Простите, что?! Нет, этот остроухий точно нарывается…

- Не только мытьем полов можно заработать, - огрызнулся в ответ менестрель, независимо вскидывая голову и разве что язык не показывая. - Я еще и петь могу, чтобы ты знал. И танцевать. И сказки рассказывать.

Вот еще, теперь с этой язвой шагать до самой деревни… какая прелесть. Похоже, отделаться от этого эльфа прямо вот тут, на поляночке не получится, малой кровью, как говорится. Как же плохо иногда не иметь с собой в дороге денег.
Да и не очень-то хочется, отделываться-то. Впрочем, сказано уже было.
Хель понимал, что в случае чего – сбежать будет не проблемно. Шальным ветром в глаза, взмыть в воздух и стать невидимым. А после – улететь, куда возжелается, оставив Себастьяна с носом и без… как там? Дротика? Это ж любопытно, какие-такие дротики, что эльф говорит с такой уверенностью, будто менестрель ему теперь по жизни должен и до самой смерти. Серебряные они что ли были? А то и золотые-именные.
Хотя, это же всего лишь эльф. Мастера преувеличивать и говорить с пафосным видом самые обычные вещи.
Хель понимал. Но не сделал. Даже более, снял вторую серьгу, засовывая украшения в кармашек рюкзака. Откинул мокрые волосы с лица, заодно оттерев с него краешком накидки остатки подводки. С мрачным удовольствием покосился на потеки оной подводки-туши на одежде Себастьяна (такая маленькая, но сладкая и помятая месть). И…
- Отработаю, так отработаю. Тогда пошли уже, нечего тут сидеть.

URL
2010-07-19 в 11:36 

Огонь-солнце
- Вот и хорошо, что ты такой талантливый, - с акульей улыбкой порадовался Баст. Очень хотелось щелкнуть по гордо вздернутому носу.
А еще хотелось счастливо улыбаться - Хелльен согласился отработать. Значит, еще немного времени, да будет рядом. И это волшебное ощущение, которое так трудно разбить на отдельные чувства и эмоции - тут вам и радость, и тепло, и тяга, как духовная, так и телесная, и желание защищать, и еще черт знает что, продлится. Себастьян искренне обеспокоился своим душевным состоянием, как только осознал это. Еще бы - он радовался, как идиот, просто перспективе того, что этот мальчик побудет рядом. Знала бы семья - и нашлось бы ему местечко под ближайшим холмиком. Может, даже надгробие какое-нибудь поставили. Что-то вроде "Здесь лежит позор семьи". Сколько лет в него вбивали контроль, трезвость ума и расчетливость - а тут на-те вам, пожалуйста, стоило встретить Хелльена, как все слетело, будто шелуха.
Интересно, а если о дерево головой побиться, эта дурь вылетит?...
Но воспитание не позволило сейчас же встать и проверить на прочность ближайший ствол среди множества собственным лбом.
Полукровка проследил довольный взгляд Танцующего, только сейчас замечая испорченную рубашку.
- Тебе, может, и нечего, - фыркнул Себастьян, потянувшись к своей сумке. - А мне очень даже есть.
Быстро переодев рубашку - соваться куда-то в мятой, грязной и чуть влажной, если думаешь торговать, дело глупое - Баст снова накинул плащ,
спрятав и волосы подальше от какого-то подозрительно плотоядного взгляда, и бледную кожу от солнца.
- Вот теперь пошли... птичка, - не удержавшись, ехидно добавил эльф. - И даже не думай сбежать.
Здесь, наверно, стоило бы добавить, что-то вроде "не из-за денег, а просто так" (что было бы чистой правдой), но Эр'нерт зарубил глупый сопливый порыв на корню. В конце концов, что он знает об этом мальчике? Ни-че-го. Потому стоит держать язык за зубами - пусть даже и очень хочется что-нибудь ляпнуть. И про то, как часто хотелось обнять, почувствовать, хотя бы увидеть - рассказать тоже хочется. Но это ведь это так глупо.

URL
2010-07-19 в 11:57 

Огонь-солнце
Переход.

Ворота деревни - ну, ворота это громко сказано, скорее дыра в низком, почти символическом частоколе, порядка ради снабженная двумя кусками фанеры - были приветливо распахнуты. Едва шагнув за них, Эр'нерт поморщился, больше по привычке, оглядываясь вокруг. Его уже давно перестала особо волновать бытовая грязь вокруг – неприятно конечно, но терпимо. По крайней мере, в сравнении этак с пятьюдесятью годами назад.
Себастьян взял своего спутника за руку. В столпотворениях и меж домами скрыться проще простого. Не связывать же его? И поводок не прицепишь - не так поймут. А вот за руку держать еще можно - бабульки повздыхают, молодость вспомнят, да проникнутся, и шума, как бывает, поднимать не станут все же. К тому же, хочется.
Кстати, о бабушках. Не будем зря терять время, пора искать наживу. Неповторимый аромат возможного заработка щекотал нюх торговца. Себастьян скользнул взглядом по Хелльену, и не удержался от довольной ухмылки - все складывалось очень удачно. Ему самому в силу тяжелого характера и внешности, доверие не очень-то вызывающей - приятной-то да, но таким слухи рассказывают не очень охотно - выспрашивать было трудно. А каждый раз прибегать к гипнозу - это же надоедает. И немного утомляет. А тут под рукой (точнее, рука в руке) такое милое чудо, то ли мальчик, то ли девочка, со внешностью располагающей весьма.
- Мне нужно собрать информацию о врагах, больных, завидующих, ненормальных... - монотонно перечислял Баст. - Ты пойдешь со мной и поможешь?
Это был почти вопрос, но больше – приказ. Себастьян не собирался отпускать от себя Хелльена - удерет, точно удерет. А так хоть рядом будет, и поможет - не словом, так личиком.
Да и вообще, слишком уж жадно мимо проходящие деревенские мужики косятся на сказочника. И весьма забавно сдуваются, когда видят сцепленные руки. Но это пока, а ведь если Хелльен, скажем, за угол один зайдет?... Ему, быть может, и привычно. А вот не хочется. Ни того, что бы ему привычно было, ни что бы он уходил. И что бы смотрели всякие липкими, жадными взглядами, тоже очень не хочется.

URL
2010-07-19 в 12:08 

Огонь-солнце
До деревни дошли молча – менестрель все еще немного дулся, на ходу взлохмачивая волосы – для вящей просушки – и с трудом удерживаясь от желания потереть глаза. Коварная подводка немного раздражала кожу глаз, растекшись, но в принципе было терпимо. Настолько терпимо, что пока не обращать внимания на легкий зуд, его словно и вовсе не было…
Поселение же встретило запахом «жизни» и привычным гвалтом. Ничего особенного, шумно только разве слишком, с непривычки и после леса.
Касание – ощущение чужих пальцев. Невольная дрожь по телу даже пробегает, отчего так?.. Удивленно посозерцать переплетенные пальцы, покусывая губу… да так и оставить. Ну, хочется ему под ручку идти, жалко что ли?.. Хотя, странно, чего это он вдруг…

«Снова принимают за девчонку» - меланхолично подумал дух, ответно улыбаясь проходящим мимо женщинам с ведрами воды в руках.
Статный красавец эльф, да девчушка миловидная и хрупкая с ним под руку. Идиллия, мать её, самая та тема для романтических бредней.
Хеля это волновало. Такими темпами заработать на голосе будет сложнее – наличие рядышком угрюмого «бойфренда» уменьшало количество слушателей прямо на глазах. Обычно-то большая часть, поначалу, приходила только из-за смазливой мордашки менестреля, это уже после, во время представления, на диковинное шоу стекался народ, охочий до зрелищ.
Вырывать же руку… не хотелось. Откровенно не хотелось, что было странным – менестрель редко кому позволял прикасаться к своим пальцам, а уж тем более запястьям. Музыкант же, самое дорогое на теле… Была, конечно, еще одна причина, но она не стоила разглашения.
Теперь же глубоко внутри укоренилась уверенность, что только этому странному эльфу – можно.
И так невовремя вспомнилось – когда Баст переодевался, сульфину стоило больших трудов отвести глаза. Слишком уж яркие желания в мозгу вспыхивали, пугая тонкую душевную организацию менестреля.

С подозрением покосившись на разглядывающего его Себастьяна, менестрель вопросительно изогнул бровь. Ой, что-то как-то нам не нравится этот взгляд, до костей пробирает. Взгляд этакого собственника, наконец-таки нашедшего на что тотемить.
Что, простите?.. «Мало того, что я тебе должен, так еще и типа зверушки ручной следовать?»
- А отрабатывать кто будет? – язвительно поинтересовался Хель, совсем немножко сжимая пальцы, слишком нежно, слишком говоряще. – Хотя, если это будет отработкой, то я согласен. Мне строить красивые глазки и помогать?..

URL
2010-07-19 в 12:27 

Огонь-солнце
Какая-то причина есть у всего в этом мироздании, пусть мы, в силу скудоумия нашего, и не всегда можем эту причину осознать и увидеть. Была причина и тому, что ангел женского полу, сиречь Лэйри, с несколько растерянным видом стоит на улице совершенно незнакомой ей деревни, щурясь на солнце и отчаянно пытаясь понять, в какую сторону отсюда родной дом. Все было просто - ранним утром забарабанили в дверь с воплями "лекарка, отворяй, там баба рожает!". Заспанная, ничего не понимающая Лэй послушно вскочила, халат надела, вышла слушать сбивчивый рассказ незнакомого мужчины. Получалось, что он примчался в город со всех ног, потому что у него рожает жена, а местная деревенская повитуха как назло померла на прошлой неделе, вот только-только захоронили. И пускай "госпожа лекарка" собирается живехонько, на коня садится и едет принимать эти самые грешные роды. А он, будущий отец, поедет вперед, ибо жене нужна моральная поддержка. На попытки выяснить, куда же, собственно, ехать-то, мужчина неопределенно махнул рукой куда-то на запад и скоренько покинул столицу. Лэй что-то недовольно пробурчала, но добросовестно собралась и, забравшись на коня, отправилась в указанном направлении, легкомысленно предположив, что не так много возле Дагора деревушек.
К сожалению к многочисленным достоинствам ангела не относилось умение безошибочно ориентироваться на местности. Опасные места она обычно чуяла, благодаря врожденному шестому чувству, а вот так, чтоб еще и не заблуждаться - тут она была не умнее большинства женщин. Вот на море - другое дело, там все куда проще, да и карты морские есть. А на суше - слева холмик, справа холмик и пойди-пойми, кто из них север, кто юг. Особенно, когда на ходу досматриваешь десятый сон. Одним словом, до деревни-то она добралась, но деревня оказалась не та. Никаких рожающих женщин, никаких вызовов целительницы.
Озадаченная таким поворотом Лэй попыталась выяснить у деревенских, куда бы ей ехать, чтобы домой вернуться. Но местные были хотя и очень приветливы, не особенно подкованы в области топографии. Одна бабка указала налево, другая направо, куда ехать - дракон его знает. Вот и получилось так, что Лэйри стояла на одной из улиц, крепко держа в поводу коня и решительно не представляя, где бы мог находиться Дагор.
Однако господь милостив - дочь свою крылатую непутевую в беде не оставил. Послал ажно два возможных источника информации - эльфа и интуитивно опознаваемого как существо мужского пола еще кого-то. Не стоит судить ангела слишком строго - всего в мире не повидаешь, а в порту сульфинов не встретишь. По крайней мере уж так случилось, что конкретно Лэй они не попадались. Хотя теоретически она вполне знала об их наличии. Но опознать по картинке в книге живое существо - та еще задачка.
Немедленно пришедшая в великолепное настроение целительница оставила Барона, сиречь коня, презрительно фыркать и подошла к идущим, вежливо прокашлявшись, чтобы привлечь их внимание.
- Вы уж простите, благородные господа, - начала Лэй, твердо уверенная, что господа именно благородные, непременно простят и все скажут. - Не подскажете ли, в какой стороне отсюда Дагор? А то я тут слегка... заблудилась.
На последних словах девушка немного смутилась, переводя взгляд на подол собственного платья и делая вид, будто внимательно его разглядывает. В самом деле - это ж надо. Заблудиться в деревне, да не мочь найти собственный дом. Стыдоба.

URL
2010-07-19 в 12:52 

Огонь-солнце
- Частично - будет, - ответил Баст, и подтвердил свои слова кивком для пущей убедительности. - А ход мысли ты улавливаешь верно, молодец. В противоречие язвительному тону – пожатие пальцев, от которого почему-то трепетно внутри стало, тепло-тепло. А жест воспринимается как что-то свое, родное и привычное, нужное, вызывая лишь легкое удивление - и искренний отклик, внутри где-то. А собственные уже пальцы сами поглаживают чужую - чужую ли? - ладонь. Ну вот совершенно сами совершают этот ответный жест так правдиво нежно-ласково. И нет, их хозяину не хочется нежно притянуть мальчишку к себе и потрепать по пушистым вихрам! Не хочется же, правда ведь? Себастьян уже хотел подойти к хитро поглядывающим на них женщинам возраста преклонного, нрава говорливого и характера склочно-ворчливого (небось, уже плетут, будто паучихи, мысленно начальные кружево слухов, нелепых и правдивых, глупых и замудреных, как бывает обычно, стоит заезжему показаться на глаза местным). И даже потянул Хеля за собой, как перед ними появилась хрупкая, будто цветок какой с серебристыми лепестками, девушка. Не здешняя явно - местные бабы в лаптях каких задрипанных ходят, а эта женщина - в сапогах. Белых. Они-то в глаза сразу и бросились, стоило ненавязчиво окинуть девушку взглядом. Эльф хмыкнул только, удивляясь - видимо, она из столицы. Ну, а откуда еще быть миловидной чистенькой девушке, и несравненно более изящной чем народонаселение поселков, как не из города крупного? И опять же, только по улицам городов, да и то не всех, можно безбоязненно ходить в светлой обуви. Только вот странно, подозрительно даже. Таком ее сюда что ли привезли, под покровом ночи, связанную и в мешке? Однако, увидев смущение незнакомки, Баст расслабился. Топографический кретинизм еще никто не отменял. И все же, удивительно. - Дагор? Это вон туда, - Себастьян указующе махнул свободной от теплых пальцев рукой вправо, тут же собираясь продолжить свой путь. Ну а что еще делать-то? С какой стороны не поверни, а он эльф, а не благотворительный фонд. Девушка уже не маленькая, видно, что вполне самостоятельная, несмотря на весеннюю хрупкость. Чай, доберется сама. Наверное.

URL
2010-07-19 в 12:53 

Огонь-солнце
Послушно проследовав в сторонку «сплетниц» и тихо фыркнув на слова Баста, сульфин был уже готов сказать что-то в меру язвительное и важное, мол, не надо похвалами такими снисходительными разбрасываться, не маленький ребенок, хоть ты будь и трижды три раза эльфом высокородным (а следовательно старым, хе-хе!), когда их «разведку» посмели прервать в самом-самом начале. В самом деле, не иначе как знак судьбы – а вот не надо к тем бабушкам-бабам подходить, видок у них нехорошо словоохотливый и парнишка не зря подозревал, что сейчас пойдут умиления, трепление за щечки, приговорка «Какая ты милая девочка», а то и бублик какой сунут. Из кармана. Где он три года уже как валяется, стираясь (если вообще стираясь) вместе с одеждой. Знавали, проходили…
Но хватит о бубликах. Есть вещи куда как более значимые. Вернее, даже личности.

Хель с подозрением изучил заплутавшую девицу. Что-то было в её облике знакомым, неуловимо знакомым. Знаете, это когда смотришь на собаку с примесью крови волка и нюхом чуешь, что что-то с ней не так. Но вот что, что-что-что?..
«Быть может… да ну, что тут делать ангелам-то?» - озадаченно подумал парень, закусывая губу и на автомате прижимаясь к своему спутнику. Ангелов менестрель не то чтобы нелюбил. Опасался?.. Считал конкурентами на подсознательном уровне (особенно учитывая тех ангелов, что в свое время гоняли наглого сульфина на просторах небесных, да иногда умудрялись загнать в жесткую тучку с неизменно разным итогом, приятным и не очень…). Хотя, вообще, вроде как нейтрально… если это, конечно, все же ангел.
«А коняшка красивая, погладить бы»

- Стой, разве Дагор там? – с сомнением переспросил Хель, вцепившись в руку и оставаясь стоять на месте, растерянно хлопая глазами. – Разве не в вооон-той сторонке?.. – и махнул рукой в противоположную от указанного эльфом.

Что знаменательнее – сделан этот жест был с настолько невинно-удивленной мордалей, что не поверить в искренность мальчишки было просто нереально.
Впрочем, говоря серьезнее, доля правды в словах сказочника была. Синяк на брови, как и мочка уха ощутимо побаливали, недвусмысленно указывая на причину подобного недоразумения, скромно умалчивая о том, что с направлениями вообще у Хеля беда-беда.
А вот не надо просто так трепетно было обнимать различные деревья, вот не надо!..

URL
2010-07-19 в 13:01 

Начало квеста.

...Между тем, рядышком-рядышком с деревенькой, на дерево, что растет прямо возле забора, присела птаха невиданная, странная до ужаса. Странная хотя бы тем, что на птаху походила он с натяжкой, да при должной фантазии-слепости, чтобы не заметить опасный блеск не то чешуек, не то таких твердых перышек на грудке, да неестественно-вытянутую шею с остроносой мордой, плавно переходящей в пасть – чем-то отдаленно напоминало птичий клюв, если с силой не приглядываться. Присела, да и затихла, хвостом напряженно водя змеиным, по сторонам оглядываясь и крыльями поводя. Вероятно, хвост-то кошака и заинтересовал – молодого, глупого, да пушистого. Полезла киса целеустремленно на дерево, особо шума не производя, заворожено на хвост косясь, да разве что не облизываясь. Красться по ветке из листвы весенней начала… да с диким мявом едва не гребнулась с оной ветки – не выдержала тонкая «рука» дерева веса котяры домашнего, никак не сравнимого с хотя и сравнительно крупной, но легкой «птахой», закачалась оную неизвестную зверушку распугивая, заставляя с тонким злобным криком подняться в воздух и плюнуть в сторону обидчика. Представителя породы кошачьих спасло только одно – он-таки сверзился, не удержавшись когтями или же хвостовой частью предчуя беду, приземляясь на лапы и, злобно фыркая, демонстративно утопал куда-то в кусты.

Неизвестная зверушка же, раздраженно хлопая крыльями с неприметным серым оперением, полетела в сторону домов, в деревню.
И никто не стал свидетелем, как присевший на ту же ветку (все же сумевшую не сломаться от кошачьей атаки) воробей заинтересованно клюнул застывающий потек слюны… и через пару минут уже валялся у корней дерева.

Конвульсивно передергивая лапками и всем своим видом показывая, что не подниматься ему более в небо…

URL
2010-07-19 в 13:01 

Огонь-солнце
Не утерпела все таки, подняла взгляд уже через пару мгновений - только вдохнуть да выдохнуть успеешь - уж слишком любопытство заело. Посмотреть-поизучать неизвестных, к которым ангела дернуло обратиться с вопросом, а заодно и проверить - не оскорбились ли прямотой обращения, не обиделись ли. Эльф вот хмыкает - неудивительно, Лэй и сама бы похмыкала, если бы увидела, как взрослая барышня в таком простом месте потерялась, ведь не так тут много дорог. А этот, второй, незнакомого вида паренек и вовсе чуть не шарахается. Льнет к эльфу, словно защиты просит.
Прямо хоть успокаивай, что врожденный идиотизм - не заразное. - озабоченно подумала Лэйри и на всякий случай улыбнулась. Авось не так пугаться будут. Впрочем, что в ней может быть страшного или хотя бы отдаленно угрожающего, девушка себе представляла весьма слабо, по ее личному мнению, она здесь чуть ли не самое безобидное создание. Разве что вон ту беззубую бабку в цветастом платке можно счесть менее страшной, даже Барон поопаснее будет.
Легок на помине - конь, обиженный отсутствием внимания то ли хозяйки, то ли ее собеседников, подошел сзади и требовательно ткнулся мордой в плечо ангела. Лэй одарила своевольную скотину мрачным взглядом и отвернулась, вглядываясь в указанном эльфом направлении. Дагора там, как и следовало ожидать, не виднелось - все ж таки он не на соседней грядке растет, тут еще проехать надобно.
А вот закон подлости еще никто не отменял. Даже и у этих заезжих господ нашлись разные мнения по поводу местонахождения Дагора. Льнущий к эльфу Одуванчик - ну вот чем-то напомнил он этот цветок - указал ровно в противоположную сторону. Да еще и так убедительно, что Лэй ни на секунду не засомневалась в том, что он говорит истинную правду. Вот только заковыка была в том, что правда-правдой, а где город - непонятно. Но для очистки совести девушка и туда зыркнула, пытаясь узреть Дагор на горизонте.
Шиш тебе, разлюбезная, с маслицем.
Обиженный пренебрежением Барон снова ткнулся мордой, на сей раз так ощутимо, что Лэй охнула, потирая плечо. Укоризненно цыкнула и полезла в сумку за сахаром. Все равно иначе от этого бандита не отделаешься. Самое что ни на есть лекарственное средство. От коней и их скверного характера.
- Дагор может быть только в одной стороне, уж это я точно знаю. - изрекла великую премудрость девушка, наконец-то доставая мешочек и извлекая из него несколько кусочков сахару. - Так что последовать обоим советам я никак не смогу. Вы бы уж как-нибудь договорились, а?
Наглая конская морда цапнула кусок прямо с ладони и нахально уставилась на собеседников хозяйки, явно требуя внимания еще и от них.
- Очень извиняюсь... - виновато пробормотала Лэйри, поспешно пряча мошочек в сумку, оставляя только то, что и так на ладони было. - Он немного... невоспитанный...
Мда. Бывает же - не только теряется девица, да еще и коня воспитать не в состоянии. Эдак и со стыда сгореть недолго.
Обернуться бы птичкой, как вон та. Улететь бы в дальние страны, не путаться бы в направлениях...

URL
2010-07-19 в 13:02 

Огонь-солнце
Непоколебимая уверенность в правильности указанного направления пригрозила рассыпаться порванными цветными бусами по пыльной дороге, стоило взглянуть в миловидное личико. Ну, как можно не поверить этой удивленной невинности?...
Очень даже можно.
- Дагор - там, - терпеливо повторил Баст, дублируя свое указующее движение снова, и глядя теперь уже на Хеля. – Не путай даму.
…Какой симпатичный представитель копытных, так и тянет потрогать мягкую на вид гриву. А уж характер - загляденье просто, умиляющая наглость в умных глазах. Только вот предложить коняшке нечего. Не паучьими же лапками откармливать?
- Ничего, - чуть усмехнулся эльф в ответ на сбивчивые извинения.
Не удержавшись, протянуть руку и чуть погладить коня по вытянутой морде - мягкая шерсть под пальцами. Ну, любил он животных, что тут сказать. Чаще всего они куда полезнее людей...
Кстати, о животных.
Себастьян краем глаза проследил за взглядом девушки, куда-то в сторону дерева у относительно ровного, чуть щербатого забора. Да так бы и отвернулся от невзрачной серой птицы, не повернись она в тот момент остроклювой, опасно-хищной головой, открывая нежно-желтый хохолок...
Вдох-выдох, спокойнее. Старательно унимаем дрожь в руках, не отрывая заблестевшего взгляда от птицы. Себастьян выдохнул сквозь зубы. Какая неслыханная удача! Боги, неужели кто-то там решил, что пора бы выдать поощрительный приз тем, кто хорошо себя вел в этом году? Эльф чуть тряхнул головой, сбрасывая ненужный восторг и оставляя привычную холодную расчетливость. На раз-два - задвинуть Хелльена за себя, еще и глянув строго, сначала на сказочника, а затем и на девушку для полного комплекта.
- Не лезьте к той птице. К тому дереву тоже. И вообще, не смотрите в ту сторону, - главным образом строгие указания были даны Хелю - в благоразумии этой милой девушки сомнений возникало куда меньше.
Эта пташка чует интерес, как помнится из заметок некоторых биологов. Странно, что она до сих пор она не почувствовала дикий интерес торговца ядами к своей персоне. Хотя, вполне возможно, данный экземпляр просто устал, а потому ощущает притуплено.
Как можно более ненавязчиво эльф начал подкрадываться к стоящему у дома дереву. Как ловить, пока еще не ясно - тут уже придется надеяться на удачу. Попыток совсем немного, правда. Уникальный яд этого ящероптаха больше шансов желающим не предоставляет, да и вертлявость зверя лову не способствует. С другой стороны, это лишком лакомый кусочек, что бы отказаться от него ради своей безопасности.

URL
2010-07-19 в 13:02 

Огонь-солнце
Кивнув в знак согласия с девушкой (максимум город-Маскарад может начать двоиться, но это выпить надо немалёхо), Хель с еще более глубокой задумчивостью посмотрел на «терпеливого и уверенного» эльфа.
- Я не путаю, я просто подвергаю сомнению твою компетентность в этом вопросе, - отрезал менестрель, насупившись и внутренне досадуя, что, похоже, впервые в жизни его внешность не подвергла сомнению в собственных словах. Неужели, вот она, старость?
Что-то как-то не вовремя она наступила… Может, стоит обидеться?.. Хотя, что-то подсказывает, что нереально на него, просто нереально.

- Милая лоша-а-адка, - переключился Хель на наглую животную морду, умильно рассматривая, однако погладить не решаясь. – Кормить надо чаще.
Нет, что вы, сказочник умел ездить верхом. Но не любил – откровенно говоря, зачем?.. Можно же полететь, если уж так неймется путешествовать быстрее пешего шага…
Причина была проста и, если не юлить, причин вообще-то было целых две. Первая и самая простая – невысокий и тощий менестрель на лошади смотрелся комично и очень часто испытывал на себе шутки в стиле «А ему бы подошло на пони…». Вторая же была чуть сложнее – испытывая уважение перед этими благородными копытными (или парно?..) животными, юноша их побаивался. А ну как, мало ли что в голову лошадиную стрельнет?.. Желания погладить это, конечно не уменьшало, хотя и сдерживало, но просто, как факт.

Между тем что-то, похоже привлекло внимание как беловолосой незнакомки, так и торговца ядами. И, если внимание первой было мимолетным, то у эльфа аж руки меленько затряслись. Эгей, чего это он увидел? Что? Где? Когда пропустил?..
Вероятно, пропустил. Потому что в следующее мгновение пальцы разжались, выпуская руку менестреля, а там и вовсе за спину задвинули, словно вещь какую ненужную, мешающуюся. Неприятно? Отчего-то. И не будь в глазах такой строгой заботы… которая мгновенно затмилась вспыхнувшим глубоко внутри возмущением на слова длинноволосого.
Ах, не лезть?!..

Такого вытерпеть бунтарская натура Хеля не могла. Стихии поберите, он нутром, задницей, интуицией – да чем угодно! – чувствовал, что в словах эльфа был смысл. Но небо-небо, как же раздражал этот воспитательский строгий тон нежную натуру истинного непослушного дитя Воздуха. Раздражал до возмущенной ряби и чуть шевелящихся от возникающего ветра кончиков волос. Раздражал до желания делать разные глупости, не стесняясь даже незнакомки и ее животного.

Например, злобно фыркнуть в спину, посопеть, понаблюдать, как в противоположность своим словам Баст подкрадывается к странной птице. И, послав еще один настороженный взгляд в сторону девушки, самодовольно вздернув нос, подпрыгнуть, взлетая.
Ну, в самом-то деле, если Себастьяну можно подходить к этой пернатой, то отчего же ему, менестрелю, нельзя?..
А потому, фыркая и не слушая ничего и никого, сульфин полетел к дереву, явно вознамерившись поймать пташку самостоятельно из детского желания доказать, что не надо тут всяким указывать, вот не надо…

URL
2010-07-19 в 13:02 

Летелось птичке тяжело и печально. Она устала, она хотела есть, она хотела банально забиться в угол какого чердака, свить там гнездо и проспаться.
Причины для печали же были весьма и весьма значимые. Мало того, что ее, такую гордую и редкую, поймали в Кёху и засунули в Академию с неделю назад, так и сейчас, едва умудрилась птица из клетки выбраться, как попала в какое-то завихрение, да выбросило ее в месте совершенно незнакомым, сбивая с толку бедное животное (рептилию?), которое и так было несколько не в себе.
Впрочем, очень скоро и так небольшой запас сил начал сдавать и питицеяд грузно опустился на ветку очередного дерева, намыливая мордочку лапками что крыса какая и уныло по сторонам поглядывая. Выбирая себе место для отдыха более комфортного, не иначе.
Как вдруг по хребту, вынуждая хвост изогнуться настороженно, будто провел кто – птица подняла голову, уже более напряженно всматриваясь, ища того, кто…
Интерес она действительно чувствовала, чужой и жадный. И это ей очень не нравилось…
Да настолько не понравилось, что решила она ветку себе попривлекательнее найти, спархивая и уже собираясь улетать, когда «дорогу» ему перегородил какой-то идиот в небе.

Птицеяд явно такой подлости-внимания по отношению к своей персоне не ожидал.
Нет, ну представьте сами – улетаешь, никого не трогаешь, подумывая о насущном, например, чего съедобного себе спереть, а тут, на тебе, летит какое-то любопытное создание с непонятными целями, крупнее тебя самого. У тебя же еще и опыт в качестве пленника в Академии за спиной. Поймают еще, снова в клетку посадят, изучать будут…
Это было вовсе не по нутру и без того раздраженной птахе.

А потому реакция была мгновенной и совсем-совсем не походила на реакцию дружелюбную, ибо выщерилась птица клювом-пастью, обнажив ряд мелких игольчатых зубов, заверещала пронзительно, да вцепилась оными клыками в протянутую руку вьюноши, тихо вскрикнуть заставляя. Смачно так вцепилась, пробивая кожу на тыльной стороне запястья, чуть жевнув-потянув на себя и резко выпустив, словно невкусно оказалось.
За пастью следом потянулась блестящая нить золотосветлой слюны…

Сульфин, оказывается, тоже не ожидал подлости. Или же, быть может, просто не смог её предугадать… удивленно свел брови, подаваясь назад, боязливо разглядывая укус. Успел даже брезгливо вытереть руку о край накидки, что-то пробурчав, когда странно замер, на полудвижении. А после, тихо ойкнув, начал терять высоту, все быстрее падая вниз, запрокинув голову и как-то неестественно, миганием, становясь то прозрачным, то вновь видимым.
Птицеяд, впрочем, такой коварной атакой не ограничился. Разозленный, раздразненный, он решил полететь, творя добро и справедливость, мимоходом плюнув в сторону какой-то женщины и с явно нехорошими намерениями во взгляде глаз-бусинок полетев к коню, как к самому крупному недругу.

Хотя, вовсе не исключено, что его наоборот привлекла хрупкая девушка, как самый слабый противник на вид, не правда ли?..

URL
2010-07-19 в 13:02 

Огонь-солнце
Кажется, высокородные господа договориться все таки сумели. Пришли к согласию, что прав был эльф, а его спутник в поте лица работал за совесть этого самого эльфа - чтоб проверить и перепроверить. Конь млел от оказанного ему внимания в виде поглаживания по морде и восторженных взглядов - в конце-концов, сахару всегда можно и у хозяйки тяпнуть, а любви и ласки от нее дождешься только по выходным. И только за хорошее поведение, на которое ни один приличный конь не способен. Неприличный - тем паче. И на слова про чаще кормить конь хозяйку легонько мордой в плечо толкнул - мол, слушай, что тебе умные люди-нелюди советуют. Лэй, правда, и тут оказалась совершенно лишена всякого чувства совести, так как совет успешно пропустила мимо ушей. Вот уж от чего-чего, а от недокорма Барон страдал в последнюю очередь.
Одним словом, ангел уже собиралась откланяться, в ножки благородным господам поклониться, спасибо им сказать и отправиться обратно в сторону Дагора - все равно ехать искать ту неведомую деревню, где не пойми кто рожает, никакого проку не было, за такое время слоненка родить можно, не то, что обычного детеныша. Уже строго на Барона зыркнула, с намеком, что ласка лаской, а пора бы и честь знать, не все господ своим обществом утомлять. Уже даже сахар обратно в мешочек и в сумку убрала - долго ли умеючи - как эльфийского спутника за спину упомянутого эльфа словно за шкаф задвинули, сурово на всех глянули и выдали четкие указания, не хуже чем на корабле выдают. К птице не лезть, к дереву - тоже, в ту сторону не смотреть.
С мгновение Лэй напрягала мозги, пытаясь понять, к какой еще птице не велено приставать. Курица, что ли? Да вроде не бегало здесь кур - какая ж курица в своем уме, да даже и вне оного, коню под копыта полезет? А куда это там господин эльф смотреть изволят? На ту серенькую, что раньше примечена была? Да больно надо к ней лезть.
Лэйри послушно отвернулась, никакого интереса к птице не испытывая. Натуралист из нее был никакой, птицу она записала в разряд голубей-чаек-цапель, а почему у эльфа голос чуть не дрожал от возбуждения - ну так мало ли какие у кого закидоны. Может, в его коллекции чучел птиц серой окраски не хватало именно этого оттенка? А может, у него святой обет каждую встречную серую птицу лишать ровно одного пера из правого крыла и преподносить эти перья даме сердца на щите? Правда, щита у эльфа, кажется, не наблюдалось. Но щит достать проще, чем перья, неудивительно, что он так переволновался. Вот и к дереву чуть ли не пополз...
Внутри тихо зазвенел первый звоночек потенциально опасной ситуации.
Эй, а куда этот намылился? Сказано ж, не лезть к птичке... - ангел попыталась ухватить блондина за рукав - сказывалась корабельная дисциплина. Капитан сказал стоять на месте, значит будем стоять. А что капитан здесь эльф, оспорить мог разве что Барон и то лишь в силу природного хамства. И вовсе дело было не в несвойственном, в общем, Лэй послушании. Просто бывают прихоти, а бывают приказы. И если первые случаются от скверного характера и желания покомандовать, то вторые - от желания удержать ситуацию максимально безопасной. На корабле сразу всем не покомандуешь, должен кто-то быть главным, взять на себя ответственность и распорядиться.
Вот только этот самый блондин слово "дисциплина" явно видел разве что в словарях, с пометкой "особо сложно". Нос кверху, пофыркать и вверх взлететь. Петух летучий, необыкновенный. Впрочем, личные качества паренька девушку волновали сейчас мало - до нее наконец-то дошло, к какой расе принадлежит этот петушок. Сульфин это - ну один же к одному. По облику так сразу и не спознаешь, но уж ежели он летит - тут к гадалке не ходи.
Тоненько зазвенел второй звоночек.
Ой, что-то там неладно. - выполнить указание про не смотреть не удалось. И не чтобы следить за сульфином - птица по разумению Лэй, даже после всех предчувствий, опасности из себя представлять никак не могла, а высота была не настолько непомерной, чтобы, грохнувшись, блондин себе все кости переломал. Вообще, указание, как казалось ангелу, было дано, чтобы присутствующих от эльфа защитить - мало ли какой он магией странной пользуется - а не от птицы. И уж тем паче не от дерева, которое вообще стоит на месте и никого не трогает. Но не посмотреть, когда на небе так пронзительно верещат, было выше сил любопытной целительницы. И никакая дисциплина не спасла.
Неисповедимы пути господни - если бы Лэйри не посмотрела в ту сторону, не увидела бы, как птица цапнула сульфина чем-то скорее напоминающим пасть крокодила, нежели клюв добропорядочной чайкоцапли. А тогда все могло бы обернуться совсем иначе, например, ушла бы она случайно с траектории полета птички.
К сожалению или к счастью, Лэй никогда не действовала наобум. Всегда думала. Правда, очень быстро и не всегда в правильном направлении. Вот сейчас, к примеру, ей бы кинуться ловить падающего сульфина. Ан нет - в мозгу немедленно зародилась мыслишка, что эльф-то к пареньку ближе. А раз ближе - поймать ему его будет проще, а она там только помешает. Варианта, что эльф не заметит падения, ангел даже и не рассматривала - какой же он, к дракону, эльф, если у него такие замедленные реакции? Уж никак получится не охотник, разве что инвалид какой. Зато в сторону их с Бароном летит виновница прошествия, которую хорошо бы как-нибудь вырубить, пока она всю деревню не перекусала.
Ишь взялась, мракобесина...
Вдохнуть и выдохнуть бабы у ворот не успели, как в руках у Лэй оказался кнут, которым она, в общем, небезосновательно полагала птичку суметь сбить. Как раз самое то оружие - место для размаха есть. А уж на скорость ангел никогда не жаловалась. Да вот только, как уже упоминалось, неисповедимы пути господни...
Барон у Лэйри не так давно появился. И хозяйку видел только целительницей, кнута она при нем не доставала ни разу. Зато предыдущий хозяин этим кнутом ой как охаживал коня. Нетрудно понять, что такое орудие в руках девушки, жеребец воспринял как явное предательство. И, не сообразив, что бить будут не его, а летящую и недобро зыркающую зубастую пакость, Барон от души толкнул хозяйку, в тщетной надежде направить ее на путь истинный. Прямехонько к птичке.

URL
2010-07-19 в 13:02 

Огонь-солнце
Ну и какого черта, спрашивается? Неужели не ясно было сказано - не лезть, совсем не лезть. Так ведь нет же - надо сунуться, подставиться. Слов нет, а те, что есть, вовсе не для приличного общества. Почему? Да потому что страх нежно прихватил за горло леденящими пальцами, слегка надавливая когтем как раз в ту точку, где быстро-быстро бьется пульс.
Готовый уж сорваться окрик застывает, переходя в злые ругательства. Потому что падает сульфин - теперь точно ясно, что это сульфин. Какая там птица, пусть летит куда хочет. А Себастьяну уже и не до того совсем - вперед-вперед, наперерез падающему телу, сбивая с траектории полета. А там уж - сгруппироваться кое-как, прижимая легкую тушку сказочника к себе.
Земля встретила относительно нежно - синяки-то будут, конечно, но тем не менее. С невольным трепетом чуть разжать руки, заглядывая побледневшее лицо Хелльена. Даже злость берет, и страх. Потому что знаешь, к чему приводят укусы этой милой птички - летальный исход на третьи сутки, да еще и с неприятными прелюдиями. А противоядие и неизвестно, Басту по крайней мере. Да вот некогда только сейчас переживать, локти кусать, что не озаботился противоядием заранее за ненадобностью. Птица-то здесь еще. И раз уж так - не упускать ведь ее совсем? Тем более, если хорошенько постараться, то, быть может, удастся вывести противоядие на основе самого яда...
Засим - аккуратно сбросить Хеля с рук в траву и обернуться к трио из лошади, девушки и птицы.
А девушка-то вовсе и не беззащитная барышня с томным взглядом. Не растерялась, не испугалась. И кнут в руках как держит - красота. И все бы могло закончиться хорошо да красиво - незнакомка наверняка сбила бы птицу, оглушив, а там уже и животное можно было скрутить, и заняться отравленным сказочником.
Но, как известно, ничто не происходит так, как хочется.
Конь, вызвавший одобрительный интерес, оказался глупой скотиной - вот уже птица вцепилась в рукав девушки, и не поймешь, то ли укусила, то ли хоть здесь повезло. С красочной базарной руганью Себастьян подбежал к девушке, на ходу раздумывая, как поступить. Хотелось убить тварь, за нежно белеющего в зеленой траве мальчишку. Да вот только не вырабатывает мертвый организм яд. Поэтому пришлось ударить птицу по серой спине, перебивая хрупкий позвоночник – из расчета вырубить, и лишить возможности трепыхаться дальше. Птица разжала некрасивые челюсти, падая на землю с еще одним затухающим мерзким вскриком. А там уж эльф выудил из сумки подвернувшуюся веревку, связывая птицу – главным образом, перематывая пасть и прижимая крылья к телу.
- Как вы? Эта птица вас не укусила? – Баст встал с земли, небрежно перехватив бессознательную цыплячью тушку за змеиную шею.
Не хватало еще, что бы и эту девушку цапнули. За нее, естественно, нет и не будет такого волнения, до сих пор поскуливающего под горлом – все же, они едва знакомы.

URL
2010-07-19 в 13:03 

Огонь-солнце
Имеющий чисто психологическую основу вскрик - от удивления. Что у птахи зубы оказались.

А вот боли… а вот боли, на удивление, не было. Словно мятой дохнуло на кожу – даже оценить глубину укуса не получилось, брезгливость нежданно проснулась, вынуждая вытирать руку об одежду, с меланхоличным удивлением отмечая, что хорошую ткань пачкает что-то красновато-темнеющее.
Дурман пришел как-то неожиданно и волнами. Знаете, когда резко просыпаешься в кровати и на ноги вскакиваешь, а тело, не готовое к таким кульбитам, упрямо тянет тебя вниз, заставляя чуть пошатываться и срочно опускаться обратно на кровать. Так же и тут. Вот только кровати внизу не было, а земля-матушка имеет свойства мягкого пуха только в сказках и пафосных некрологах.
Все это продумать сульфин успел тогда, когда небо почему-то оказалось перед глазами, а дух словно при пикировании захватило. Шальной лапой по хребту когтями страх прошелся – еще бы, пикировать спиной вперед удовольствие не из приятных, ну а что делать, если появившаяся с бухты-барахты слабость недвусмысленно машет ручкой из нежного настоящего, явно решив загостить до близкого далека.

Кратче говоря, попрощаться с облаками, птичками, своим ганоном и персональным длинноволосым фетишем Хель успел. Не успел сообразить вот только, пискнув лишь, что такое тяжелое его с траектории падения сбило, инерцию на себе гася, да еще и в воздухе перевернуло, прощально тренькнув струнами ганона. Бедный инструмент, в футляре пострадать сильно не должен, но явно снова придется настраивать… уж если трещина пойдет, то лучше сразу выкинуть.
Дыхнуло теплом и уютом – кратко-кратко, не будь таких обстоятельств, оказаться так близко к объекту мечтаний фатально. К счастью, подобное (а там осталось что замутнять?) замутнение сознания прошло пером побоку, в траву сбросили и с матами куда-то удрали, заслужив странно меланхоличный, чуть дымленный взгляд, да мгновенно свернувшееся в защитную позу тело, словно бить вот-вот собираются. Притягивая ноги к себе, чуть сгорбившись на боку, руки к груди поджимая болезненно, наблюдая с измененного ракурса.
Оценить несчастливый конец птички, краем сознания заметить, что нежданная «собеседница с лошадью» тоже поимела тесные контакты с очаровательной птицей. И потерять интерес, постараться разжать руку, вцепившуюся в собственное запястье с детским упрямством, такая плохая рука, как ей только не стыдно себя так вести, да еще и кончики пальцев ледяные…

…А вот боли, на удивление, действительно не было. Было только ощущение травы под щекой и холод, не иначе как от лежания на холодной земле идущий, подрагивать заставляющий, смаргивая не то слезы, выступившие от такой подлости судьбы, не то пот. Хотя, откуда ему тут взяться?.. чай не сахарница хрустальная, чтобы от мелочи такой скулить, да еще и перед незнакомыми-знакомыми.
Было еще и легкое головокружение, томная слабость, да сквозь потеки крови на коже, мешающимися со странной желтоватой слизью, вокруг укуса словно усиками черное расходиться начало. Подумаешь, с кем не бывает, приложить подорожник и все пройдет, а то первый раз кусают всякие неизвестные.
Вот только найти бы этот самый подорожник среди травы, безвольно в ней свернувшись клубком, не слушающимися пальцами перебирая зеленые стебельки. Все тише и тише перебирая, подозрительно расслабляя плечи и чуть заваливаясь на сторону, вздрагивая иногда. Да и зачем чего-то искать?.. Не выспался поди ночью прошлой, раз в сон так клонит. Сон черный, без сновидений, ну да это его проблемы, как ни крути…

URL
2010-07-19 в 13:03 

Странная «добыча» взяла длинную веревку, но явно воспользоваться ей не успела, собиралась только, вскидывая своё «оружие». Впрочем, птицеяду было глубоко в крапинку все происходящее, по натуре своей данный вид и отличался обычной осторожностью и предпочтением отделываться малой кровью – но вызверись сейчас хрупкая девушка иглами и откуда-нибудь взявшимися когтями, раздраженную птицу это вряд ли бы остановило. Что поделать, скверно мстительный нрав, который даже при полном осознавании своей малой силовой мощи, делал из серой невзрачной пташки злобную машину для кусания. Машинку, точнее, хотя не менее смертоносную – готовую если не перегрызть, так заплевать половину населения не то что такой деревеньки, а хоть и целого города. Под настроение. Под ненавистнические настрои даже скорее.

А потому нет ничего такого уж сильно удивительного в том, что упускать шанса вцепиться в противника, как только он так благородно подставился благодаря своей коняшке, пернатая и не собиралась. Напротив, весьма оптимистично так, с размахом, впилась пастью-клювом в рукав платья, с охотой давно не кормленного медведя его зажевывая и головой на длинной шее мотая.
К вящему сожалению пташки, оной ткани, из которой и состоял рукав, оказалось слишком много для сравнительно миниатюрной пасти – завязли иглы-зубы, впитался яд, рискуя лишь раздражением по коже пройтись… всего что и удалось-то – оцарапать клыками… Такая малость, а вот поди: и её будет вполне достаточно.
Данный факт совершенно не мешал птице дернуть головой в попытке распахнуть челюсти для очередного укуса – и, тихо захрипев-вскрикнув, разжать резко неслушающиеся лапы, сползая куда-то в пыль, чуть извиваясь, чисто конвульсивно, наверняка про себя по-птичьи на все корки костеря того, кто посмел руки распускать.

Унылый конец, как ни крути, вероятно, все же следовало остаться в клетке, чем рисковать прожить явно небольшой остаток жизни в парализованном состоянии. И обвисла в руке держащей постепенно приходящая в себя птичка не менее уныло, под стать, гневливо сверкая глазами и беспомощно болтаясь, не плюясь явно только по причине завязанной пасти.

Люди же, наблюдающие за сим странным на порядочном расстоянии, едва опасность нейтрализована оказалась, предпочли быстро-быстро рассосаться по важным делам, а там и вовсе продолжить вести себя как ни в чем не бывало. Свойство такое в поселениях людских есть – коли не подох кто, коли не пожар и коли монстра нет, то и чего волноваться лишний раз, если и так пищи для слухов выше крыши?.. можно издалека понаблюдать, если так уж интересно.
Да и дождик вон, собираться начинает в укор солнечному утру, тучки нагоняет, маревом в тени домов мерещится. Право слово, тени домов – странная и пугающая штука. То фигура женская многорукая привидится, то хвост змеиный почудится, веревкой оказывающийся…
Чудной-чудесатый день в равномерной жизни деревушки, что и говорить.

URL
2010-07-19 в 13:03 

Огонь-солнце
Птичка, ясен пень, не преминула воспользоваться столь любезно предоставленной ей возможностью. В конце-концов, раз дают как следует цапнуть - грех не цапнуть. Этой птичке явно только дай - она не только укусит, но еще и целиком сожрет, да не подавится. А что мелкая - так она по кусочкам будет есть. Мысль была жуткой - как раз на один пронзительный визг, из тех, что свойственны девицам, когда они встречаются с чем-то пугающим. И не поймешь, чего дуреха испугалась в очередной мышке-паучке-темноте-гаргулье, а вот те ж на - вопит, да так, будто ее режут. Только Лэй верещать не стала - не успела просто. Слишком быстро птичка прекратила свое бренное существование - или, по крайней мере, осознаннное бренное существование. Один удар кулаком - Ох ты, нешто эльфы такими методами тоже пользуются? - и вот уже зажеванный рукав освобожден, а с ним и рука, с виду совершенно невредимая. Разве что какая-то царапина, на которую Лэй не слишком много внимания обратила - их там немало было, этих царапин. Куда важнее казалось, что рукав пропитался какой-то дрянью изо рта явно не слишком озабоченной вопросами гигиены птички. Впрочем и тут ангел всего лишь брезгливо поморщилась, вытирая рукав о подол плаща, уже успевшего слегка испачкаться от езды по сельским дорогам - лишняя пакость на темной ткани совсем даже незаметна будет.
- Царапнула вроде только - неуверенно ответила Лэй, ища взглядом неуберегу-сульфина, которого как раз цапнули, да еще как.
Сульфин нашелся в несколько странном состоянии. От обычного укуса, пусть даже и испугавшего настолько, что летучий паренек на землю рухнул, такого бы быть не должно. За все время, что она была целительницей - почти что всю свою жизнь - ангел видела немало покусанных всякой живностью пареньков. Сульфину бы сейчас непотребно ругаться, с рукой носиться, аки с драгоценностью неведомой, а не сворачиваться клубочком на травке, мутным взглядом окружающий мир одаривая. А потом и вовсе очи закрываться начали... Да и рука как-то подозрительно выглядит...
Ах ты, бесовское отродье, ты ж еще и ядовитая оказалась!
Лэй даже не стала смотреть на виновато косящего в ее сторону коня, слишком поздно сообразившего, кого надо было ловить и толкать. Ринулась к лежащему на травке сульфину, спешно прикладывая ладонь ко лбу - нет ли жара, соображая, каких бы трав ему заварить, чтобы противоядие действенное было. Выходило что-то малоутешительное - ангел в упор не знала, что это за мракобесина такая, и чем от ее яда лечить положено. Да и что от ее яда бывает - тоже не знала. Жар вот был, да и кожа была несколько темнее, чем запомнилось целительнице - так это оно так и должно быть, или страшное отклонение, после которого уже лучше самим прибить, чтоб не мучался пациент?
Хорошая мысль пришла, как обычно, с запозданием. Уж раз эльф так за этой птичкой охотился - должен же он знать, что за яд, да как от него лечить. А заодно и название птички, чтоб если когда в будущем приковыляет бедолага со словами, что его мол вот такая укусила, знать, что с ним делать.
- Что это хоть за птица была? - осведомилась Лэй, поднимая взгляд на эльфа. - И что за яд такой, чем от него лечат?
И не подумала даже, что яд-то и в нее саму мог попасть. Через царапину, пусть и легкую. Но нельзя требовать от ангела невозможного - Лэй не умела думать сразу обо всем.

URL
2010-07-19 в 13:03 

Огонь-солнце
Наблюдать за действиями незнакомки получается с расходящейся крупными волнами растерянностью, отдающей к тому же еще и рябью в глазах. Разве должен укушенный вот так лежать? Он мог бы еще пару минут, но побегать, пока кровь разносит яд по всему телу. А здесь все выглядит подозрительно не радостно.
- Как вас оцарапало? - запоздалый, но нужный вопрос. Ведь даже от маленькой царапинки можно коньки отбросить. - Эта птица - венкрет. Яд сильный, смерть наступает через три дня. Противоядия, насколько я знаю, нет.
Наверно, прозвучало весьма устало, и, может быть, хрипловато. От волнения - ну не должен, не должен укушенный венкретом сразу темнеть, должна пройти хоть пара часов! А то, что сульфин уже свернулся, и смотрит так мутно, и белеет, и... И страшно за него, очень. Мешает этот страх, ох как мешает - и мыслить мешает, и вспоминать. А ну как было чего в книжках, что он запамятовал за прошедшие годы? Про травку какую, или что посложнее. Приготовить было бы не так уж проблемно - самые часто используемые травы вперемешку с самыми редкими эльф предусмотрительно носит с собой. Только вот как ни ройся в дебрях памяти, перебегая по натянутым нитям знаний цвета сиреневатого, почти белого - намного светлее косички среди желтых-рыжих прядей - не находится ничего. Авторы большинства трактатов неуверенно ставили на рассохшиеся, рассыпающихся к данному времени страницах неутешительный вердикт о том, что противоядия нет, и можете убивать укушенного сразу. Так милосерднее, куда милосерднее, чем оставлять его умирать, проходя через три не очень-то приятные фазы. Итог-то все равно один. А те немногие, кто и писал про противоядие, вставляли описанные настолько туманное, что оно и вовсе сказкой воспринималось, не более. А сказки - это выдумки.
- Вы целительница? - обратился к незнакомке Баст. И чуть подумав - читай, снова случайно вынырнув из роя беспокойных мыслей, поспешил представиться: - Меня зовут Себастьян. Мальчик - Хелльен.
Предположить то, что незнакомка - которая по идее сейчас представиться, и станет "знакомкой" - целительница вышло наудачу. Да и потом, чаще всего именно целители в первую очередь и спрашивают, как лечить.
Эльф присел в траву возле свернувшегося беззащитным зародышем сказочника, отбросив небрежно в траву уже не трепыхающегося венкрета. Затих, тварь такая, ждет удобного случая для нападения. Если конечно еще в сознании.
Думать связно уже не получалось. Получалось подрагивающими пальцами перебирать светлые прядки, да и только. А по-хорошему - потормошить бы его, поднять с холодной земли... Да хоть что-нибудь сделать! Но безысходность давила на плечи. Спелась со страхом за этого мальчика, собака такая, и теперь они вместе танцуют танго на сердце, впиваясь в нежную плоть стальными каблуками. Разве что получилось все-таки послушаться, да поднять Хеля на руки, прижимая к себе бережно, будто мать ребенка, будто возлюбленного своего. К чему, похоже, все и грозит скатиться снежным комом. Да разве же это сейчас важно? Может, и не успеет ничего никуда скатиться, не успеет ободрать проводки холодные. Если сказочник умрет - уже и некому будет одним своим видом такую кутерьму в душе устраивать.
Только вот еще что думать мешало - тени. Странные тени, отдающей змеиной холодностью, гипнотизировали Баста нещадно, вводя в подобие транса, если он смотрел на них на полсекунды дольше, чем мельком. И это странно было, так странно...

URL
2010-07-19 в 13:03 

- Гретхен, да окстись, чего полудохлого в дом тащить. Окочурится поди, призраком еще обернется, а ты на сносях. Дурной это знак, ой дурной будет, совсем дитя не жалеешь…

Гретхен знали в деревне все – начиная от младых детей и заканчивая старыми собаками, что сидящих на цепи, что сидящих на лавочке, с одинаковым удовольствием и молодецкой сноровкой перегрызающих как сахарные, так и метафоричные кости. Нахальная молодка с крыльями, приехавшая из находящейся неподалеку Столицы, прельстившаяся сравнительно тихой сельской жизнью и удалым вихрастым парнем в простой рубахе. Быстро обустроившаяся, быстро снискавшая себе славу пусть и немного стервозной, но необычайно отзывчивой, доброй и общительной девушки… и так же быстро овдовевшая – банальная смерть, в гостях на спор сдуру на крышу полез без шапки и в рубахе нараспах. Да так с этой крыши головой вперед и свалился, радуя окружающих звуком прощально хрустнувшей шеи.
Погоревала Гретти, но жить дальше решила – все же под сердцем кровь и плоть мужа своего нося.

…Сейчас же девушка стояла в сторонке, задумчиво поглаживая выпуклый животик и разглядывая ту самую странную компанию, вокруг которой переполох поднялся. Нет бы уйти, да своими делами заняться, да вот задело что-то, на месте оставаться побуждало. Более чем даже, помощь свою предложить.
Мальчонку жаль было, а в том, что мальчишка это, у будущей матери не возникало сомнений. Подумалось просто, что в грядущем, таком близком, и таком далеком, вот так вот и её ребенок лежать может. И никто не пожелает ему помочь, руки протянуть, когда плохо будет – ну в самом-то деле, вон как в руках эльфийских безвольно обвис, что, в лес они уйдут, возле костра шаманить будут?.. с бубном прыгать? Больным всегда нужен покой и мягкая постель, уж это-то девушка точно знала. Да и кровь ангела говорила сама за себя, буквально требуя помочь незнакомцам.

Суеверной тем более не была девушка нисколько, а потому, просто шикнув на «группу поддержки», Гретхен неуверенно подошла к компании, кося на зверька зело странного в траве (кажется, оный мальчишку куснул? Страсти-то какие, о камень и в кусты!), явно пребывающей в решении сложного вопроса «что же делать дальше», если не на словах, то хотя бы мысленно.
- Господа хорошие, что-то вашему спутнику вовсе плохо, - осторожно начала она, улыбаясь и поправляя платье, привлекая внимание к себе. – Не думаю, что ему уютно в нашем трактире среди клопов будет… Моё имя Гретхен, я тут живу неподалеку. – Взгляд светлых глаз скользнул по выпачканной в красном одежде мальчишки. – И у меня есть теплая вода, и чистые бинты тоже. Пойдемте-пойдемте, тут совсем недалеко…
Кивнув головой, приглашающее, Гретхен неторопливо пошла в сторону собственного дома – да-да, того самого, с резным крылечком, который виднелся почти сразу за углом. И девушке было глубоко плевать на несколько осуждающие взгляд бабок-теток.
Ну в самом-то деле, не бросать?..
Пусть посчитают за блажь обыкновенную, беременным и мыло грызть можно, если хочется.

URL
   

Всполохи

главная