09:22 

Замок-Особняк

Отыгрыш Себастьян\Фархад\Элитель
Мир: White Dragons
Саммари:После бала Хадд по возвращению не находит принца на месте и тихо бьется головой о стену - Его Дурное Высочество, судя по всему, убежало на бал и, что ожидаемо, не вернулось. Выход в печальной голове менестреля был только один да и только...

Начало:
Тут
Переход:
Сюда

Отыгрыш завершен.

@темы: White Dragons, Гомо (^~^), Простая Игра

URL
Комментарии
2010-07-19 в 09:25 

Огонь-солнце
Слуги у двери сначала хозяина и не признали - еще бы, уходил-то светлый господин явно в другой маске. Пришлось сердито погрозить лакею пальцем и приподнять маску. И как в поклоне не сломался, любезный?...
Войти, сбрасывая капюшон и отдавая служанкам испачканную накидку. Едва они вышли, как послышалось хихиканье - ох уж эти любопытные женщины! Вечно суют свои не в меру длинные носы куда им, в общем-то, не положено. Пусть их, впрочем.
Перстни - в шкатулку, перчатки и все остальное - в чистку. Красная маска - на тумбу. Себастьян - в душ.
Выйдя через пятнадцать минут, Себастьян обнаружил, что спать не хочется. Совсем. Что удивительно - он весьма утомился за этот день. Видимо, некий мальчишка подарил ему бодрости.
Но раз уж совсем не хочется... Можно уделить внимание книге, пока есть время.
Старинный фолиант с травами - в руках, по-турецки сесть в центре комнаты на пушистом ковре. Щелчок пальцев в сторону слуг - и те понятливо уходят. Лишь двое остаются, с гребнями в руках. Расчесывают послушные волосы, по всей длине. Локоны свободно падают вниз, растекаются золотом на ковре. Волосы нельзя слишком много скручивать и собирать - иначе они будут ломаться. А сегодня их пришлось безжалостно заколоть, чтобы не выдали своего хозяина. Следовательно, нужно дать им отдых.А Себастьян свои волосы любил едва ли не больше, чем всего себя целиком.
Закончив, слуги уходят, оставляя господина в покое, с идеально прямой спиной, книгой в руках и солнечной лужей вокруг. С бессонницей и кучей мыслей, которые нет-нет, да смешиваются с рукописным текстом, всплывают между строк и хитро щурятся на маркиза.

URL
2010-07-19 в 09:25 

Огонь-солнце
Ток-ток-ток-ток-ток… звяк.
Быстро стучат шаги сопровождающего стражника, мешаясь с редкими переливами украшений. Как можно умудряться ходить почти бесшумно тогда, когда на тебе пестрят бляшками мелкие украшения? Пф, потаскайте сладости из комнаты собственного Учителя и узнаете, как.

Когда карета остановилась напротив одного из входов во дворец, далеко не парадного и почти черного, стоящие там стражники немного удивились. Когда из кареты вылезло что-то, одетое весьма немногозначно, у стражников тихонечко отпала челюсть. А уж когда этот странный человек, поблескивая светлыми глазищами и небрежно жестикулируя руками, объяснил цель своего прибытия, один стражник смущенно зарделся, а другой, матерый иу мудреный, решил пустить. Предварительно вызвавшись сопровождать и с подозрением поглядывая.

Вот и сопровождал, ведя по таким однообразным коридорам, молча и быстро шагая. Ну, на общение и сам Энжи не нарывался. Вот еще. Главное сейчас – проскользнуть в покои, а там можно прикинуться небольшим домашним животным в случае чего. Конечно, слушки могут пойти после о нравах маркиза, заказавшего себе шлюшку через бордель, а не хорошенько поискав ее в замке (ну или кандидата на ее роль, что точнее), но это уже целиком проблемы этого самого маркиза. Да и вообще что такое эта самая репутация? Так, пустое и ненужное.

…На необходимые декорации ушли деньги, между прочим, последние собственные – оставленный мешочек менестрель оторвал от своего щедрого сердца и оставил той парочке. Пусть не делают глупости, сидят и не рыпаются.
Жгучее желание залезть в принцову шкатулку и потырить оттуда часть украшений было гордо подавленно и разгрому подверглась шкатулка уже самого музыканта – а потому вполне можно приписать к увеличивающемуся списку расходов еще и парочку своих золотых колец. Которые ему подарили. Давным-давно. И которые Хадд не носил. Никогда. Но поныть-то надо?.. надо, святое дело…
Повезло еще, что возница не стал задавать лишних вопросов. Повезло что еще в замок пустили. Повезло, что проскользнуть получилось.

…Признаться, Фархад на мгновение затаил дыхание, когда костяшки пальцев стража выбили на нужной двери тихую, но уверенную чечетку. Ибо если получится, что маркиз уже спит и видит тридесятый сон, будет несколько неловко пытаться доказать охране, что-де «ай-вэй, беда-то какая, господин уснуть изволил пока я добирался, нехорошо-то как получилось, о горе-горе!».
Но, как всем известно в подлунном мире (и как получается сейчас), дуракам и наглым есть свойство везти в самых немыслимых авантюрах. Ибо раздавшийся за дверью голос принадлежал человеку далеко не сонному, а распахнувшаяся следом дверь и вовсе предъявила взору растрепанного, но однозначно не только что поднятого с постели Себастьяна.
Менестрель скромно улыбнулся, сверкнув серебряными глазищами и кокетливо теребя завязки плаща.
- Прошу простить, маркиз, что рискнул прервать ваш покой, но этот юноша утверждает, что ему… ээ… назначено, - а стражники-то тут какие-то непраааавильные. Ишь ты, неужели сложно было сказать открытым текстом?

…И выразительно стреляем глазами. Ну же, драгоценный, сделай вид, что так и было. Ты же не выдашь бедного заплутавшегося музыканта?

URL
2010-07-19 в 09:26 

Огонь-солнце
Стук в дверь весьма кстати - книга начинает наскучивать. Потому, не спеша, подняться, положить тяжелый фолиант на стол. К двери Себастьян подошел мягким шагом, запустив руку в волосы и встрепав их. А потом на лицо быстро натянул недовольную мину - как же так, в такое время и так бестактно будить посла! - и распахнул дверь.
...Челюсть удерживается на месте и не падает на пол лишь благодаря многолетней выдержке.
- Назначено, ага.
Твердой рукой Себастьян втянул шкодливое создание в комнату, мягко отпихнул за себя и вышел в коридор, чуть прикрыв дверь. Глядя на стражника бесцветными глазами, начал говорить:
- А ты, дорогой, ничего не видел. И друзья твои - тоже. Иначе я тебя лично разорву пополам. вот этими руками, - демонстративно помахать у носа шкафообразного стражника тонкой холеной кистью. - Веришь?
Маркиз задумался на секунду. Посмотрел на стражника, чувствовавшего себя не слишком уютно. Но, тем не менее, громиле было явно смешно. Себастьяну, впрочем, тоже. От абсурдности ситуации, и от того, что он и сам знал – физически он стражнику ничего не сделает. Ну разве что из арбалета расстреляет, вплотную. Метт всегда говорил, что у него скрытое косоглазие. Конечно, Клемента слушать иногда выходило себе дороже, но Себастьян все же ему верил. Иногда. А потому, лучше приставлять стрелу вплотную к голове. И зрелищно, и не ошибешься.
Мозги на полу у собственной двери маркиз видеть не желал – врожденное чувство красоты этого бы не потерпело. Потому придется действовать по другому – как привычно и как всегда.
- Вижу, что не веришь. И правильно, я сам не верю. Ну, тогда так. Как тебя зовут? - Стражник назвал имя, простое и не запоминающееся. Цепкая память посла тут же схватила его и быстро утащила в закрома - на надежную полочку, где оно будет храниться, пока необходимо. - Отлично. Значит так, дорогой как-там-тебя, если ты хоть словом обмолвишься, я тебе устрою сладкую жизнь. Прямо-таки приторную. Тебе понравится на рудниках, обещаю. Гарантирую теплое обращение до самой твоей казни. Ну, даже если не ты что-нибудь вякнешь, а кто-нибудь другой, крайним все равно выйдет кто?... Давай, пошевели своими черепашьими мозгами, - все это маркиз проговорил скучающим тоном, разглядывая гобелен на стене за спиной стражника. - Свободен.
Себастьян поворачивается спиной, не желая видеть вспотевшее лицо стражника с нервно дергающейся правой половиной. Дверь за послом Алании мягко закрывается. А маркиз на пятках разворачивается к хихикающему Фархаду. Оценивающе проходится взглядом по наряду.
- Что, так любишь маскарады? Ну-ну. Проходи, не стой.
Себастьян протянул руку, намереваясь снять вуаль, но передумал.
- А тебе даже идет. Ладно, ближе к телу. Кстати, ты мне должен. Только что ты уронил мою репутацию. Но не суть, еще сторгуемся, - коварно ухмыльнулся посол, облизывая верхнюю губу, словно довольный кот.
- Ты по мне так соскучился за пару часов?
Маркиз отошел от двери, вальяжно опускаясь на диван, и похлопал рядом с собой по обивке.

URL
2010-07-19 в 09:27 

Огонь-солнце
В комнату втянули, дверь закрыли.. безобразие в своей чистой консистенции. А поподслушивать дать, слабо, да? Уууу, жадина. Да мы не привередливые – к дверке подкрадемся, ушком приложимся… пальчик покусаем, чтобы не поржать в голос. Ишь ты, как засуетился, заугрожал бедному и ни в чем ни повинному. Опасный человек, вах-вах.

Энжи успел вовремя отскочить, чтобы не быть застуканным с нехорошо оттопыренным ухом. И даже успел принять вполне милый и невинный вид. А мы что, мы ничего, мы тут стоим, теребим бисер и ничего-ничего не делаем. И не надо на нас так смотреть, драгоценный. Мы не обезьянка в клетке и не редкий вид вымирающих менестрелей.
- Скорее нахожу их применение весьма продуктивным, - пожал плечами косящий под южанина аланиец, деликатно уворачиваясь от протянутой ручки и разве что пальчиком не погрозив. Чуть что, так сразу раздевать лезут, да?! Во пошел народ, во пошел… еще и комплименты делают, еще бы нам не шло. Если бы не шло, хрен бы поверил кто.
Невозмутимо фыркнув, Фархад прошел следом за маркизом, ненадолго замерев, но все же опускаясь на предложенную «обивку», не в пример скромнее, чинно сложив ручки на коленках и прямо держа спину.
- Может и соскучился, - поглядывая на маркиза. – Да вот беда иное меня привело к вам, гораздо более печальное и трагичное… - выдержать не менее трагичную паузу, во время которой посозерцать лак на ногтях и разгладить складочку накидки. - …у нас принц пропал.

URL
2010-07-19 в 09:27 

Огонь-солнце
- Теперь ты мне "выкаешь"? - не очень-то приятно улыбнулся Себастьян.
Услышав новость, маркиз замолчал. Губы сжались в тонкую полоску. Он покачал головой, обдумывая и просчитывая. Наконец, Себастьян поцокал языком.
- Погадать тебе, дарагой? - манерно протянуть, словно заправская гадалка, хитро и загадочно улыбнувшись и сощурив глаза. - Способности, как видимо, есть.
- Шило в заднице такая вещь нехороошая... Из-за нее всякие молодые и красивые не обдумывают свои действия, а несутся куда попало, в результате чаще всего влетая обеими ногами и с размаху в... понятно куда.
Маркиз откинул мешающиеся волосы назад, но послушные обычно пряди снова занавесили лицо. Пришлось вставать, идти босыми ступнями по холодному полу, брать с широкой полки у зеркала простую синюю заколку и небрежно скручивать в слабый жгут свое богатство, привычно скрепляя компактную вариацию на затылке.
- Кстати говоря, подозреваю, что выявил его тот, кто хорошо знает эту непоседливую пташку. А кто в этом дворце знает настолько близко знаком с Брайаном? - театральная задумчивость. - О, кажется, я знаю! Это Бернард! - и тут же деланное озарение сменяется желчью. - Про младшего принца я уже и не говорю, но ты, талантливый ребенок и вообще просто конфетка в золотой обертке, мог додуматься привязать Брайана к ближайшей колонне, завязав глаза и заткнув рот? И кстати, как я понимаю, остальная ваша банда где-то отсиживается.
- А почему ты здесь, а не у Клемента? Ожидаешь помощи от меня? - с любопытством спросил маркиз, поворачиваясь к зеркалу спиной и присаживаясь на полку.

URL
2010-07-19 в 09:28 

Огонь-солнце
- Я лишь соблюдаю ту призрачную тень этикета, которая еще могла остаться, - Хадд подпер щечку, ехидно поглядывая на маркиза. – А что, нельзя? Или для меня, музыканта безродного, может быть сделано персональное исключение?
Впрочем, насмешка предпочла из взгляда ретироваться, сменившись ненадолго тенью восхищения (ах, какие волосы!) а затем полностью затмеваясь нотами отчаяния и безнадеги. Ненадолго. Лишь на миг. Чтобы снова вернуть серебристым глазам спокойный блеск. Значит, неужели Бернард? Смелое предположение, а вот отчаянно не хочется в это верить.

- Сглупил, - короткое слово, обозначившиеся скулы, легкое напряжение в лице. Вот так вот… сначала носишься, как курица с яйцом, потом глупо доверяешь… а в результате… вот уж кто обеими ногами, так это не принц – ну поорут-поорут, ну замуж выдадут, всего-то делов. Что же касаемо Хадда… лишаться своей белокурой головы менестрелю жгуче не желалось. – Хотя, боюсь, неприятностей он бы и в таком состоянии нашел… кляп там проглотил бы, колону на себя случайно свалил, - злое фырканье, похожее на презрительно-кошачье, когда в миске вместо ожидаемого мяса лежит что-то непонятное и невкусное.

Энжи все-таки откинулся на спинку дивана. Устало, поникая плечами и расслабляя мышцы шеи. В конце-концов, он сегодня даже не спал, а день был более чем насыщенным. Еще бы эту моральную усталость исключить, вообще здорово бы было.
- Если бы я знал, где он шляется, я бы обязательно к нему пошел, - язвительно отозваться, неотрывно наблюдая за сидящим мужчиной. Прикидывая. Заинтересованно сверкая глазами – прогонит или нет? – Помощи же… если ожидаю, что тогда?

URL
2010-07-19 в 09:29 

Огонь-солнце
- Да ничего, собственно говоря.
Себастьян пожал плечами, глядя в необыкновенные серебристые глаза. Снова замолчал, но на этот раз не просчитывая, не анализируя. Просто небольшая пауза для острастки. Другой бы кто уже занервничал, а что Хадд - непонятно. Не так уж просто разглядеть что-то в омуте из чистого серебра, хоть иной раз видно все-все. Особенно - в минуты страсти. Великолепное зрелище.
- Ты ее получишь, глупый ребенок.
И вновь не понятно - то ли рад, то ли в смятении. Хочется просветить тонкое тело насквозь, чтобы каждую косточку-эмоцию видно было. Или разрезать и посмотреть - а вдруг, там все видно и понятно. Однако Себастьян не хватается за кинжал, лежащий в верхнем ящике комода, а лишь отводит взгляд, усмехаясь.
- Какой-то я излишне кровожадный... К чему бы это? Ну, неважно.
Чуть покачал ногой в воздухе - сидя на полке, он почти не доставал ногами до пола.
- А я ведь ничего не делаю просто так, ты ведь уже знаешь?... О, я совсем плохой хозяин. Если чего-нибудь хочешь - скажи. Вино, фрукты, шоколадку, - маркиз поморщился.
Он сладкое не любил.

URL
2010-07-19 в 09:30 

Огонь-солнце
- Да ничего, собственно говоря..
Не отводить взгляда, просто смотреть. Чуть любопытно. Чуть ожидающе. Выставит за дверь или нет? Страже не сдаст, это маркиз еще дал понять при прошлой встрече – и на том спасибо – а вот покрутить пальцем у виска вполне и вполне. Все-таки кое-кто тогда нагло удрал прочь не слишком рассыпаясь информацией и, по сути, даже не попрощавшись. Какая ирония судьбы… как знать, попрощайся он тогда, может все и иначе сложилось, м? Глупо верить в подобное, но переплеты ковра Судьбы неизмеримы…
- Ты ее получишь, глупый ребенок.

Тихо выдохнуть, внешне оставаясь все таким же: расслабленным и усталым. Внутри же словно оборвалось что-то. Или надломилось. Или трещинками пошло – описаний тысячи, а поди, попробуй вычленить из них то единственное, что подойдет. Да и подойдет ли? что одному теплый бриз, другому опаляющий зной. Неожиданно… да, немного, но неожиданно. И, черт возьми, как хочется тихо похихикать в кулачок – не из-за по причине, а просто так.

- Вот и чудненько, о кровожадный, - и все равно немного улыбаемся. Под вуалью может показаться, что складка ткани просто так легла. – Да-да, великолепно знаю. Единственное не знаю, что в уплату предложить. А, прочем, как всегда, выбор так и не изменился – сережечки могу отдать, интересует? - тихий фырк, сощурить глаза. – Водички не найдется? Простой, жарко что-то…

…или нервы.

URL
2010-07-19 в 09:31 

Огонь-солнце
Соскальзывая с уютной полки - хоть и твердо, но весьма удобно на ней сидеть - маркиз налил воду из небольшого графина в углу комнаты. Хрусталь и узор, ручная работа. Когда-то стояло сие произведение человеческих рук в приемной посольства. Да только кому оно там нужно было?...
Себастьян протянул стакан, сделанный подстать графину Фархаду. По правде сказать, стаканы стояли в приемной вместе с графином, да и вообще были присланы в комплекте.
- Сойдемся насчет оплаты, не переживай. А теперь, - взгляд за окно, на светлеющее небо и любопытные, но уже блекнущие звезды. - Не знаю, как и что ты, я буду спать. А потом мы с тобой дружненько навестим кого?... Правильно, нашего дорогого со всех сторон Клемента. Осталось только его найти.
Себастьян двинулся к кровати, но на половине пути развернулся и критично осмотрел диван. Узкий и маленький, он был явно не пригоден для сна. Для нормального, полноценного и комфортного сна. Что же, детей и творческих личностей просто нельзя заставлять так мучаться. Пусть для сна и осталась всего пара-тройка часов.
- ... а ты будешь спать со мной, - безапелляционно заявил посол, возвращаясь к Хадду и за руку ведя его к кровати.
Сев с ногами на кровать, он с любопытством воззрился на музыканта.
- Только в этом не ложись. Не хочу спать с погремушкой, - проскользнули капризные, совсем не свойственные нотки. - А раз уж ты выбрал такое амплуа для того, чтобы проникнуть сюда и уронить мою репутацию, можешь превратить процесс раздевание в приятное для меня зрелище, - а так уже привычнее - сто грамм яда и чайная ложка меда.

URL
2010-07-19 в 09:31 

Огонь-солнце
…В этом сомнений и не находилось. Сойдемся, конечно сойдемся… два аланийца вполне смогут понять друг-друга, без сомнений. А уж учитывая прошлый способ… о, дааа, тут даже не пожалуешься, по сути, по обоюдному согласию все было, не подкопаешься, не построишь оскорблено-невинное личико.
- Спасибо.
Благодарно кивнуть (и непонятно, за что именно – за воду или за слова), отводя ткань от лица и с удовольствием припадая к стакану. Вода благословенна и желанна, если верить кудесникам, именно из этой жидкости состоит большая часть человеческого тела. Кровь, слезы, другие менее приятные субстанции…
Молчаливо согласиться со словами Себастьяна. Интуиция, правда, тоненько дернулась, словно ей очинно не хотелось идти к бывшему опекуну. Разум разделял ее мнение, грозя всеми карами небесными, но кто их слушать будет. Единственный выход, как никак.
Отставить полупустой стакан на стол, тихо хмыкая в спину маркиза… и уже собираться прикидывать, как поудачнее устроиться на диване (может, вообще с него скатиться, всяко на полу просторнее), когда последующее заявление заставило удивленно поднять голову. Да так и заморозиться на какое-то время, когда мужчина вернулся за руку, властно утянул за собой. Ась? Вы же спать собирались, Почтенный разве нет? Или и правда только-только спать? Даже возмущение – роль почетной мягкой игрушки, что ли? Милость какая…

Голубые глаза нехорошо сощурились – ахх, маркиз хочет хлеба и зрелищ? Да кто мы такие, чтобы лишать его этой почести? А потому – неторопливо и изящно снимаем с себя намотанную накидку. Плавными движениями, гибкими движениями… на пол, все на пол, художественно так – чтобы если кто зайдет, посмотрел на скинутую одежду и ушелся обратно. Туда же рассыпать браслеты, кинуть серьги, прощально стукнувшиеся о ковер. И, медленно ослабляя тесемки на запястьях и шее, выскользнуть из рубашки змеей – все равно в такой ткани спать смерти подобно – а затем, нежно улыбнувшись, секундным движением смять одежды и кинуть в маркиза, точным броском занавешивая обзор.
- Я стесняюсь, - скромно описал свою выходку Хадд, пользуясь тем, что Себастьян выпутывался из рубашки и быстро юркая на кровать, замирая наглым сусликом посередине и, подтянув коленку, ослабляя тесемки уже на щиколотках. Нет, раздеваться полностью Энжи как-то не особо спешил, но как бы ноги не затекли…

URL
2010-07-19 в 09:32 

Огонь-солнце
Какая радость для глаз. Остается лишь устроиться, скрестив ноги по-южному, и наслаждаться. Не профессионально конечно, но тем не менее, очень даже доставляющее удовольствие зрелище.
Только вот жаль, шоу испорчено. А злости это не вызвало, совсем-совсем.
- Какие мы скромные, а? - засмеялся Себастьян, пытаясь разобраться в легкой ткани.
Скинув, наконец, чужой предмет одежды к остальному наряду, на пол, Себастьян гибко нагнулся, продолжая сидеть со скрещенными ногами. Протянул руки к тесемкам на штанине и легко развязал неудобный узел. И ненароком – ну совершенно случайно! - обвел указательным и средним пальцем чуть выступающую щиколотку.
- Ты не бойся. Пока я предлагаю только спать. Как спят детишки в детстве – сладко-сладко… Пребывая в неведении еще насчет сурового взрослого мира, а потому спят вполне спокойно, видя во сне пряничные домики и горы игрушек. Хотя, мы уже не дети, и если тебе хочется чего-то большего... - ненамекающе протянул, привычно усмехаясь и проводя пальцами вбок, очерчивая узкую лодыжку.
Глядя снизу вверх, немного исподлобья. Себастьян не спешил выпрямляться, продолжая то ли сидеть, то ли уже лежать, устроив голову на ладонях. И разглядывая своего собеседника. На красивое всегда приятно посмотреть, как бы это самое красивое не гримасничало и не вредничало.
... Нет-нет, рука сама теребит широкую штанину, не стянутую веревочками уже. Совсем сама. Маркиз ведь любуется, а за остальные свои конечности как-то не отвечает.

URL
2010-07-19 в 09:33 

Огонь-солнце
Один узелок поддался легко, со второй ногой дело пошло куда туже – затянутая путанина веревочек могла появиться как угодно, но менестрель совершенно точно помнил, что он подобное не навязывал. Кажется. Может быть. Направленное раздражение не лучший помощник – узелок, словно в насмешку затягивался туже, а тут еще над ухом смеются. Да, скромные! Да, чистые, белые и пушистые, не то что некоторые… вот.

Когда маркиз потянулся сам развязывать непокорный узел, Энжи даже не вздумал отнекиваться. Слишком было большое желание пойти и поискать в спальне какой ножичек, чтобы решить проблему варварски, но быстро. Оглядывая комнату – кажется, воооон туда смотрел «кровожадный» маркиз?..
Но только само прикосновение заставило откинуть волосы с лица и наконец посмотреть непосредственно на Себастьяна. Чуть наклонив голову и изогнув брови.
- Я и не боюсь, - устроив подбородок на коленке, сцепив руки в замочек на ноге. Чего зря прятать под ключ, предложение не было лишено прелести. Особенно последний намекающий кусочек, так сладко мазнувший по хребту. – О, неужели у кого-то еще остались силы на «чего-то большее»? – ехидничаем. Изучаем. Получается, что сверху вниз, вот только чувства совершенно противоположные. Хорош, бес, хорош… изогнулся, что горная кошка, смотрит завлекающе. Не будь этой проклятой усталости, складочкой залегшей на лбу, Фархад бы и не стал сомневаться в своем решении.
…А ведь завтра еще день тяжелый…

URL
2010-07-19 в 09:33 

Огонь-солнце
Злой хмык в ответ.
- А я что, настолько стар даже на вид? - рекордное количество желчи за раз.
Себастьян вздохнул, осознавая, что почему-то не может сейчас долго злиться. Особенно на Хадда. Видимо, и правда стареет.
- Ну, раз уж ты так уверен в моей немощности, не хочу рушить твое представление об этом мире. Ведь ломать стереотипы всегда тяжело. Но мы над этим еще поработаем.
Хочется спать. Маркиз зевает, клацнув зубами. Приподнимается на руках так, чтобы лица оказались на одном уровне.
- А ты ведь от меня сбежал. Ай-яй-яй.
Притворно-сердитое покачивание головой. Мол, ну и люди пошли, никакого такта. получили удовольствие - и в кусты.
Внезапно в прозрачных глазах прорезалась тревога.
- Я надеюсь ты что-нибудь выпил? Или хочешь обрадовать своего опекуна своей - и моей - мелкой копией? Думаю, это будет опасная смесь.
Становиться отцом.. не то, чтобы совсем, не хотелось. По крайней мере, уж точно не на уровне "да я лучше на плаху". Но, тем не менее... По правде говоря, Себастьян об этом никогда не думал. Вообще. Какие еще дети, когда ты мотаешься по стране - по чужой стране, - и почти не бываешь на родине, когда голова занята политикой, махинациями, рецептами смертельных и не очень настоек, и когда где-то за стенами дворца терпеливо "пасется" претендент на руку, сердце, волосы и все прочее? Не первый год ведь еще и выжидает. Постукивает копытами сорок второго размера на пороге, томно вздыхает и подсовывает под щель все новые письма с нежными строками и высушенными цветами в дорогих конвертах. Терпение, прямо-таки достойное уважения. Особенно учитывая характер объекта воздыханий.
Себастьян выплыл из задумчивости, непроницаемо глядя вновь на Фархада, а не сквозь него на противоположную стену. И "наградил" его коротким укусом за кончик носа - за то, что сбежал, даже не дав возможности себя поймать.

URL
2010-07-19 в 09:34 

Огонь-солнце
Оценивающе осмотреть претендента на звание «гнусного старикашки», долго так. Словно и правда примеривая этот образ на длинноволосое чудо. Жаль-жаль, не смотрится, рановато пока еще маркизу нацеплять на себя маску умудренного жизнью и гонять молодежь с нежными воплями «А вот в мое время…».
Эх, маркиз-маркиз, сами устали, зеваете, в глазах обрывки сновидений, да все туда же.

Энжи мило улыбнулся – ну само очарование, ну неужели нам можно напоминать, что мы коварно сбежали? – и небрежно пожал плечами.

- Дорогой, мы беременны, - нараспев произнести, чтобы после с силой прижаться подбородком к коленке, заходясь в подавляемом смехе. Наблюдать тревогу на лице Себастьяна было приятно. Так же приятно, как дразнить кота съедобной игрушкой – ибо коты иногда теряются, не зная, то ли есть предложенное, то ли играть. Впрочем, некоторые всегда умудряются совместить приятное с полезным… - Ладно, расслабься. Выпил, я все-таки не совсем идиот, чтобы притуплять внимания на мелочах… хотя, идея хорошая, безусловно…
Настолько хорошая, что кое-кто посмел уйти в себя, даже не попрощавшись? Ай-вэй, дурной пример заразителен, походу. Спать что ли лечь, пока сознание маркиза изволило окунуться в какие-то там воспоминания? Скажем, если сейчас упасть набок, можно в таком положении и спать, уютно же…

Укус за самое святое – за кончик носа, конечно, - заставил возмущенно дернуться, вякнув, и податься назад. Как еще распрямляемой коленкой маркизу никуда не заехал – вообще загадка, ловкий, бес. Оскорбленно потерев пострадавшую часть лица, менестрель показал язык и, сопя что-то укоризненное, предпринял стратегическую попытку отползти на противоположный угол кровати.

URL
2010-07-19 в 09:35 

Огонь-солнце
- Умница, - облегченный выдох. Мало ли.
Уворачиваться от коленок, это, конечно, вообще любимое занятие. Иначе откуда такая профессиональность и такое ловкое движение в сторону? А пока менестрель не удрал - юркий же - мягко хватаем за плечи и тянем на себя.
Да вот только не рассчитал маркиз. Упал на спину, утянув за собой Фархада. Тем не менее, выгоду можно найти везде. Поэтому - прижимаем к себе чуть угловатое тельце правой рукой, левой быстро накидывая одеяло.
- Цыц. Пора спать, - снова зевнул Себастьян, клацая зубами еще громче.
В одежде спать конечно не слишком удобно, да и чувствовать тепло человеческой кожи куда приятнее прямым контактом, но выпускать из рук сейчас - еще раз - ну уж нет. Того и гляди, выскочит в окно, а то и вовсе просочится под дверь.
Кстати насчет окна. Из художественно оформленной дырки в стене - как бы ни была красива рама и надежно стекло, суть все равно остается той же, а дырка в стене так и остается дыркой - давно уже тянуло холодом. Наверно, стоило все же его закрыть. Но, как уже упоминалось, вставать, раздеваться, закрывать окна, проверять краны, замки и ночные горшки, когда в руках едва удерживаемое живое пламя, как минимум не осторожно.
Целомудренный, почти отеческий поцелуй в лобик.
- Спокойной ночи.

URL
2010-07-19 в 09:36 

Огонь-солнце
Удрать во второй раз за эту ночь не дали. Сопение превратилось из укоризненного в немного возмущенное, когда чужие руки мягко, но настойчиво прижали к себе, а сверху упало одеяло.
«Тоже мне, нашел плюшевого мишку на ночь» - мстительно пихнуться локтем на «цыц», несильно так, переворачиваясь и утыкаясь носом в шею, отфыркиваясь от ворота рубашки. Ну а мы что, мы ничего – опять же если войдет кто-то, сначала увидит рыжую макушку, а мало ли у кого рыжие макушки и мало ли с кем предпочитает проводить ночь маркиз? Это его сугубо личное дело. И тут совсем не пахнет желанием сделать так, чтобы спать было уютно и спокойно. Совсем-совсем.
- Ночью не пихаться, не отнимать одеяло, не спихивать с подушки, - почти официальным тоном, отчасти попорченным улыбкой. – Если кто войдет, меня прикрывать волосами и говорить, что я новая разновидность комнатной собачки, - пристроить одну руку на талии мужчины, другую поджать под себя, прижимаясь к чужому телу. Повозиться, зевнуть, схлопотать контрольный поцелуй в лобик и покорно закрыть глазки…
- Спокойной…

День будет завтра. А сейчас почему бы не признаться самому себе, что…

…впрочем, неважно. Слова, это такая глупая привычка…

URL
2010-07-19 в 09:37 

Огонь-солнце
От тычка острым локтем чуть ли не щекотно. А вот теплое дыхание в шею уже полноценно щекочет. Согревающе так, приятно-приятно. Только вот заколка болезненно впивается в затылок. Приходится с неохотой выпусктить Фархада - пусть и одной рукой, пусть и ненадолго, - снимать и отбрасывать куда-то в угол резное орудие пытки. Жгут из волос мигом распался.
- А еще не двигаться и не дышать, да? - насмешливо, уже и не ожидая ответа. - Ладно уж. К ноге. То есть, ммм... Отбой, в общем. Я не разбираюсь в собаках.
Спокойные, теплые выдохи согревают кожу.
Наверно, ложиться спать в то ли четыре, то в семь утра, не очень разумно. Наверно, обнимать человека, за голову которого назначена награда за похищение принца твоей же родины - совсем не по посольски. Наверно, Клемент будет ругаться, если узнает. Наверно, Брайан будет по-детски поджимать пухлые губки и делать вид, что ему все равно.
Чтоб им обоим чихалось, с теплотой подумал Себастьян.
Еще немного полежать, слушая размеренные вдохи-выдохи. Веки постепенно наливаются тяжелым свинцом, и коварное чувство спокойствия ловко крадет бдительность. а вместо настороженности и внимательности приходит сон. Проводит теплыми руками по вискам, буквально за руку утаскивая в один из своих компактных переносных омутов.
Какая вопиющая безответственность. Но ведь хочется... Иногда.
Жаль только, во сне нельзя расслышать спокойного дыхания рядом.

URL
2010-07-19 в 09:39 

Огонь-солнце
Спустя время

Всему виной усталость и ничего иное. Как иначе объяснить тот факт, что вырубился Хадд моментально, чего за ним не наблюдалось уже изрядное количество времени. Насыщенный день, насыщенная часть ночи, полная впечатлений часть утра.
Это называется – кому-то в жизни адреналина не хватало…

Странности на этом не кончились, о нет. Хотя бы взять для примера, что сновидений не было – совершенно. Словно кто неведомый сверху одеяло натянул и сказал, что так и было. Только закрыл глаза – а уже распахнул ресницы, удивляясь странной тяжести и щурясь спросонья на выбивающийся свет. Ну и кто посмел не задернуть шторы? Ну и кто посмел не закрыть окно, отчего по комнате гуляет легкий ветер, а сам ты приникаешь к теплому телу, чтобы согреться… стоп, телу, да?..

Наткнуться взглядом на обнаженную кожу перед самым носом – дивное впечатление. Первоначальное удивление неторопливо выстраивает воспоминания, а за эти мгновения успеваешь перебрать тысячи причин и, с сожалением, отмести их в сторонку, как не состоявшиеся.
Сколько они спали? По ощущениям – около трех-четырех часов, а если солнце уже встало… какая прелесть.
Менестрель завозился, пытаясь выбраться из объятий, но мужчина только крепче прижал его к себе, подгребая под себя. Замечательно, нашел себе удобную игрушку-подушку или же вознамерился просто не отпускать юркого Фархада, чтобы последний вновь не удрал не прощаясь.

Следовательно, лежим, покоряясь неизбежному, мстительно отлеживаем руку и разглядываем изгибы шеи в ворот рубашки, смутно подавляя желания заглянуть в ворот поглубже словно даме какой в корсет. Еще и длинные волосы повсюду, как только маркиз не боится их на ночь распускать – не расчешешь же по утрам! Хотя, это уже как спать, о да.

Не сдержавшись, Энжи перебрал пальцами одну прядку, тихо улыбаясь чему-то своему. А затем, не убирая прочь улыбки, резко подался вперед, несильно и быстро кусая Себастьяна за шею, подаваясь назад – так, на всякий случай, мало ли у кого какие рефлексы по утрам. Еще заедет ненароком…
- Окна на ночь, между прочим, принято закрывать, так не считаешь?.. – невинно интересуемся, словно вся проблема заключалась только в окнах и сам укус тоже относился к ним. А вовсе не являлся мстей за то, что кто-то рискнул покуситься на самое святое в жизни молодого человека, нос.

URL
2010-07-19 в 09:39 

Огонь-солнце
... И чего это тут рыпается в руках, когда можно поспать еще пару блаженных часов? Прижать, чтоб не мешалось это самое, теплое, мягкое, хоть и немного костлявое.
А вот укус в шею обеспечивает быстрое пробуждение. С непривычки Себастьян дернулся назад, распахивая глаза и тут же поспешно щурясь - слишком уже светло вокруг. Да еще и рыжая макушка (кажется, вчера она была рыжее) маячит, так и излучая самодовольство поступком своего хозяина. Ну-ну. Можно ведь с силой прижать к себе и надавить подбородком на голову. Но только осторожно, кости ломать ни к чему ведь.
- Весь в опекуна своего. Будить людей надо ласково, чтобы не получить по заднице и не вылететь в окошко, - голос со сна хриплый, даже немного грубый на слух.
Приходится прочищать горло матерым "кхы-кхыг!", как это делают певцы и дикторы, привлекая внимания. И уже более похожим на свой привычный голос, пусть все еще хрипло, продолжил.
- Вот так разбудишь кого-нибудь, а он тебя шпагой. Или еще чем-нибудь колюще-режущим.
Интересно, а с какого перепугу в нашей светлой головке неприятный осадок от перспективы того, что Хадд будет будить подобным образом кого-то другого? Не выспался, наверно. Прочь-прочь, странные мысли.
Отпускаем, выскальзывая из-под теплого одеяла и мстительно скидывая на пол, чтобы прохлада коснулась не только маркиза. Себастьян покосился на Хадда. Отсутствие одеяла открывало симпатичную картину. Вот только...
- Ты похож на божью коровку, при рождении перепутавшую цвета окраски. А может, родители ядовитых отходов нажрались, - мимоходом, двигаясь уже по направлению к ванной.
А там, не закрывая дверь, маркиз умылся, безразлично отметив мешки под глазами, и лениво, но быстро осуществил процесс бритья. С некой тоской покосился на спутавшиеся волосы - не так уж сильно, учитывая действия бальзамов. И тем не менее, неприятно. А слуг звать - совсем не в удовольствие. А тут еще и маскировка с Фархада сползает. Кстати о нем самом.
- Хадд, поди сюда, дорогой. Поможешь мне кое в чем, - поигрывая деревянным гребнем в руках.

URL
2010-07-19 в 09:47 

Огонь-солнце
Счастье от того, что сделал гадость, может понять лишь тот, кто этими гадостями балуется сам. Ну вот как тут можно подобрать слова, чтобы описать эту вариацию удовольствия – знать, что сам проснулся и другим спать не дал? Вот именно, совсем никак.
Как правило, после подобных «гадостей» хочется поулыбаться, снова зевнуть и нагло спать дальше, зная, что долг твой – не дать погрязнуть в сновидениях ближнему своему – выполнен. Ан нет, забывается на секунду, что «ближний твой» сам еще та сволочь, а потому момент наглого уворовывания одеяла предстает во всей красе лишь тогда, когда обнаженной кожи касается кусачий ветерок. Хоть бы окно закрыл, право слово!
Возмущенно заворчав, Энжи уперся лицом в подушки прячась от света и обхватывая плечи руками. Садист какой-то…
- Сам ты божья коровка, - отстраненно пробурчать, на минуту отрывая лицо и снимая с руки очередную чешуйку кожи. Вот пускай маркиз и сам объясняется со служанками, мол, ночевал у меня сегодня линяющий зверек такой. Самое обидное, подобной «божьей коровкой» теперь бродить хорошо если до вечера, а то и завтра еще не отлипнет проклятая краска. По-хорошему бы забраться в ванну, спинку потереть, поотмокать часика этак три, для лучшего возвращения себе натуральной окраски. Но как же, даст кто в ванной полежать…
Показать спине удаляющегося Себастьяна язык и снова вернуться к подушкам, пытарясь завернуться уже в простыни. Для этого их нужно было смять, конечно, но на какие жертвы только не пойдешь, удерживая за хвост призрачную птицу утренней неги.

…Увы, птица удерживаться не пожелала, упорхнув вместе с плеском воды, шумно умываетесь, маркиз, спать не даете… ну и Стихии с тобой, встаю, уже встаю.
Где тут валялись наши браслетики? Собрать бы… лениво… собрать?.. или пусть валяются?..
Моральные терзания прервал голос Себастьяна, за что ему музыкант был почти благодарен. Ибо юноша, не слишком торопясь, потянулся, соскользнул с кровати и, вежливо обходя раскиданную одежду, украшения и одеяло, заглянул в ванную… чтобы, посозерцав зажатый в руках гребень, философски вознести глаза потолку и, зайдя внутрь, решительно потеснить маркиза у раковины.
- Конечно помогу, обязательно помогу… только позволь пожалуйста своему презренному слуге сначала умыться самому… - с ворчанием, мстительно брызгая водой в мужчину, опасливо косясь в зеркало (видимо, на лице краска взялась крепче – кожа-то тонкая, нежная – пятнышки хотя бы по щекам не расползались, хотя мелкие просветы на шее уже имели место быть). А потом, нагло осмотрев полку… - Я сопру твою зубную щетку, потом выкинешь и купишь новую.
И, невозмутимо исполняя задуманное, лукаво покоситься серебристо-голубыми глазами на маркиза. Кажется, граф что-то упустил в воспитании своего бескомплексного опекаемого…

URL
2010-07-19 в 09:47 

Огонь-солнце
Себастьян с некоторым удивлением созерцал процесс хищение и использование своей щетки, приподняв темные брови.
- А ты всегда так делаешь?
"Походу, Метти чего-то недосмотрел в процессе воспитания".
Пальцами пересчитать позвонки Хадда снизу вверх.
- Не выкину. На память оставлю, как реликвию, - ехидно. - Будет, если что, вещественное доказательство - вот такой тут был, и даже зубы чистил. Хм, ты намочил мне рубашку. И даже штаны. И как умудрился?...
Не менее мстительно - набрать пригоршню воды и с невозмутимым видом вылить все на рыжеватую голову Фархада. А с другой ладони - брызнув на темно-синие штаны. И отправиться переодеваться, предусмотрительно легко приложив музыканта по мягкому месту, словно шкодливого ребенка, со словами "и только попробуй еще раз меня намочить".
По привычке быстро - мокрую одежду в стирку, а ей на смену фиолетовую рубашку, с широкими рукавами и серебряной шнуровкой, и почти такие же черные штаны. И назад в ванну.
Себастьян присел на край ванны, скучающе похлопывая расческой по ладони, и ожидая, пока Фархад закончит плескаться.

URL
2010-07-19 в 09:47 

Огонь-солнце
Музыкат лишь пробурчал что-то неразборчивое, не то разгрызая зубную щетку, не то действительно чистя зубы. Всегда-не всегда, а ждать, пока найдется какая запасная – так и конца света дожидаться можно. Зачем?.. Микробами, если что, обменяться они успели еще в саду, маркиз зубы уже чистил, жалко ему что ли? Во жадина… Еще бы за ушком почесал, право слово – не видит что ли, что и так после сна холодно и мурашки по коже скачут? Так нет, еще и по хребту пальцами, словно издеваясь… за это мы еще раз на него, да водой, да вид сделать, что ни при чем.

- И как умудрился?..
Таинственно улыбнуться на вопрос – насколько позволял вид бешенной лисицы с пеной у рта – и наклониться, чтобы умыться, когда вода пришла оттуда, откуда ее совсем не ждали, заставляя в возмущении вскинуть голову и жалеть о том, что ругаться занятость рта мешает. Безобразие какое-то, теперь же голова несвежей выглядеть будет, когда волосы просохнут. Вот паразит длинноволосый.
Независимо вернуться к умыванию, подавляя благородное желание лягнуть маркиза вслед – воистину стоило больших усилий. Но Энжи справился с этой непосильной задачей. Отомстить можно будет и много после, сейчас лучше посвятить себя прохладной воде и угасающим остаткам сна…

…смахнуть последние капли, ленясь тянуться за полотенцем, отложить щетку и, хлопая мокрыми ресницами, наконец обратить внимание на заскучавшего маркиза. Успевший переодеться, с лицом спокойным, гребень в руках… ну само воплощение томящейся аристократии, иначе и не назовешь. Ой, что-то это у нас ощущение де-жавю вызывает: вчера чесали, сегодня чесать. Может, пора переквалифицироваться из музыканта в расчесывателя волос?

Пожать плечами, подойти поближе, отбирая терзаемый гребень и, плюхнувшись рядышком на край, потянуться к волосам – бережно и осторожно, начиная с самых концов – как лошадиную гриву вычесывают.
И совсем не наша беда, что с кожи нет-нет, да срываются ненароком не вытертые капли. И совсем не наша вина, что по линяющей коже гуляют мурашки, а лоб облепили намокшие волосы – нечего было обливаться, о да.
А, главное, молчать – перебирая в пальцах прядки. Чтобы показать всю степень возмущения от того, что кое-кто-таки по заду шлепнул. И это совсем-совсем не восхищение от прекрасных волос, совсем. И тем более уж не благовение – с чего вы взяли, что мы заглядывались на этого длинноволосого уже давно и надолго?..
- Себастьян, во сколько мы к Метту поедем? – не выдержав, спрашивая… интересуясь и требовательно дергая прядки. Несильно так, чтобы внимание привлечь.

URL
2010-07-19 в 09:49 

Огонь-солнце
Дела обстояли весьма интересно. Себастьян жил во дворце, под охраной дворцовой стражи, которую Элителю не составило труда отправить прогуляться до клозета с приступом боли в кишках. Эл любил свой дар. В посольстве Бастиан появлялся лишь по великим праздникам, часто пропадая довольно надолго. В последний раз отъезд был на две недели и вот только вчера господин посол изволили вернуться. Эл, конечно и сам был далеко не пример для подражания, но армейская жизнь приучила его к тому, что первым делом дела, а уж потом хоть пьянки, хоть оргии. К тому же Элитель был патриотом, да плюс ко всему подозрительным патриотом и ему очень не нравилось то, что происходило в посольстве.
Забрав у Густава стопку с бумагами и оставив молодого человека ждать в приемной, маркиз прошел в спальню. Он надеялся устроить старому другу сюрприз, однако сюрприз ждал и его. Коротко хохотнув, Эл обвел взглядом комнату, в которой присутствовали все признаки бурной ночи.
- Однако… Вот чем вы занимаетесь тут, господин посол, пока другие разгребают дела в посольстве.
Подцепив двумя пальцами некий предмет гардероба, похожий на накидку в южном стиле, Элитель еще раз усмехнулся и бросил ее туда, откуда взял. Теперь стоило подумать о том куда приземлиться, в ожидании пока посол выйдет из ванной, в которой он, судя по всему, прибывал. При взгляде на развороченную кровать Эл брезгливо скривился. Он был трезв, а поэтому брезглив. Выбор пал на кресло, которое маркиз передвинул так, чтобы Бастиан увидел его сразу же, как войдет в спальню.

URL
2010-07-19 в 09:50 

Огонь-солнце
Теплые руки проводят по волосам, и приятно, хоть стекай лужицей на пол. Кто другой бы и стек, да Себастьян на то и Себастьян, что сидит прямо и ухмыляется лениво. Мурашки по позвоночнику бегают - слишком уж эрогенной зоны сейчас касаются чуткие пальцы музыканта. Восхищение чувствуется спиной, заставляя ухмыляться еще шире и довольнее.
А вот подергивание заставляет открыть прищуренные глаза и скосить взгляд на Фархада.
- Для начала нужно придумать, как сделать так, чтобы ты не привлек внимания. Твой наряд, увы, совсем не подходит. Будешь как попугай среди кур в курятнике. И первый же петух тебя придушит.
Мерные движения гребнем, и у Хадда почему-то получается куда лучше, чем у сноровистых и привычных слуг.
И как некстати из комнаты доносятся посторонние звуки - чуть приоткрытая дверь не скрывает их. Явно незваный гость, но кто-то высокого положения и не слишком-то посторонний - так легко кто попало мимо охраны не пройдет. Разве что талантливые пройдохи вроде того, что сидит сейчас за спиной. Но таких ведь - одного на миллиард вряд ли наберется.
Себастьян потянулся к резной шкатулке у зеркала, откуда вытащил серебристую атласную ленту. Поставил шкатулку на место, другой рукой подавая ленту через плечо назад.
- Завяжи их, - тихо, затягивая шнуровку на рубашке и пытаясь прикинуться приличным человеком.
Дождавшись, когда Фархад закончит завязывать по-змеиному скользкий материал (еще и бант сделал, пройдоха!), Себастьян обернулся к нему, притягивая к себе за плечи.
- Спасибо. А теперь залезай в ванну, отскребывать свою сползающую чешую, и ни звука, иначе я тебя самолично сделаю евнухом, - шепотом на ухо.
И, чуть помедлив, мягче:
- Сам понимаешь, мало ли. Кто бы там не сидел, от последней кухарки до короля Астарота, я тебе помочь не смогу. В случае, если тебя увидят. Хотя, если это будет Метти, от ремня тебя уже ничто не спасет - у него нюх лучше, чем у собаки.
Маркиз быстро встал, выходя из ванной и плотно закрывая дверь.

А прямо на выходе ждал сюрприз. Наглый такой сюрприз с брезгливой миной на хорошеньком личике.
На губах расплывается широкая улыбка, в кои-то веки не напоминающая оскал так сильно, как обычно. Не каждый, совсем не каждый день в твоей комнате появляется друг детства.
- Какие люди.
Не каждый день при встрече с друзьями внутри возникает внутреннее напряжение – слишком много нелицеприятных слухов. По долгу службы положено знать часть из них – все знать невозможно. От слухов каждый раз неприязненно сжимались пальцы в кулак, и ногти царапали ладонь. Поначалу. Потом – уже привычнее, холоднее. Но и перо в руки не ложилось. Уж лучше при личной встрече, наивно думалось. И вот она – прямо таки подарок судьбы. Приятный, но, тем не менее, с долей пакости. Слишком уж не хочется услышать подтверждение уличной брехне. Совсем невдомек было, что спросить подобное в лицо – еще сложнее, чем изложить на сухой, бесчувственной бумаге.
А взгляд скользит по чертам, узнавая заново, как впервые. Не мальчишка уже, с перебитыми коленками и чумазым лицом. Совсем не мальчишка. Бледная кожа, камни в ушах ценой в поместье, военная форма, не слишком вяжущаяся на первый взгляд с хрупким телом. И отвратительное для Себастьяна жеманство во всем – в позе, в повороте головы, даже в тонких пальцах.
Но разве самое это важное в жизни? По крайней мере, не в данный момент. Вот через пару секунд – другое дело.
- Давно не виделись, Тель.
Пара шагов до кресла - и приветственно протянутая рука.

URL
2010-07-19 в 09:51 

Огонь-солнце
- Тогда надень на меня паранджу. Или в простынь замотай и скажи, что я сильно стесняюсь и вообще у меня с головушкой непорядок, - тихо фыркнул менестрель, продолжая свое нехитрое занятие. Увы, продолжить поток размышления в этом же духе (авось чего путного и придумалось) слово, с музыкальным-то слухом. Чутким слухом. Какая прелесть, не спальня, а самый натуральный проходной двор. И менестрели беглые шастают, и… и… а, интересно, кто там заглянул на огонек?
Таинственного гостя услышал не только музыкант – судя по тому, как едва ощутимо заинтересовался-напрягся Себастьян, а, что точнее, по тому как он перешел на шепоток. Втихую посмеиваясь, Энжи взял ленточку, воюя с рассыпающимися волосами и уже крамольно начал мечтать незаметно побрить посла налысо, когда столь тщательно навязываемый бантик наконец прекратил развязываться. Ну а что, вполне неплохой такой бантик, пышный, симпатичный …

- Спасибо. А теперь залезай в ванну, отскребывать свою сползающую чешую, и ни звука, иначе я тебя самолично сделаю евнухом, - тепло ладоней на плечах, обжигающий ухо шепот. Возмущенно скривившиеся пухлые губы и изогнутые брови. Его? Да евнухом? Ну-ну…
«Да, понимаю» - что совсем не мешает тихонечко сопеть от недовольства, - «И обязательно было о ремне напомнить!?»

Маленькая слабость самому себе – показать язык в спину удаляющемуся мужчине. Ишь ты. Раскомандовался. Образно говоря, сидеть и не булькать, да!? Тьфу… и не поспоришь-то.
Мрачно бубня себе под нос что-то нелицеприятное, менестрель все же решил поступить так, как ему велели. В самом деле, не выскакивать же сейчас из ванной что черт из табакерки только лишь потому, что хочется сделать наперекор? Глупо.
Включить воду, немного побродить по сравнительно небольшому помещению, не обращая внимания (нууу, почти не обращая) на голоса за дверью, найти пену для ванны, мстительно выбухав половину флакончика, сбросить куда-то под ноги одежду и, не переставая бурчать, забраться в набирающуюся емкость, наблюдая, как неторопливо взбивается пена и поднимается уровень воды. Демонстративно – спиной к двери. Да и в случае чего экстренно занырнуть под воду можно, так, на всякий який.

А теперь приглушаем воду, берем в лапки мочалку и… начинаем прислушиваться. Часть разговора все равно уже давно ушла в воду, но делать все равно больше нечего – монотонно оттирать кожу не самое прекрасное занятие.

URL
2010-07-19 в 09:51 

Огонь-солнце
Он бы солгал, сам себе в первую очередь, если бы сказал, что не волновался перед этой встречей. Что не волновался о том, как его встретит Бастиан. Сколько лет они уже не виделись? Лет десять точно. Когда Элитель учился в военной академии, а Себастьян в университете были короткие встречи во время каникул одного и увольнительных второго. Позже были короткие письма, а затем и их не стало. Эл так же соврал бы и о том, что не скучал. Скучал. Иногда. По старым добрым временам когда оба были мальчишками: по соревнованиям в силе, скорости, ловкости, остроумии, по тому как Бастиан прикрывал его перед родителями… Было что вспомнить и почему скучать. Но, все это было слишком давно, оба они изменились. А еще были нелицеприятные слухи, которые с некоторых пор перестали быть просто слухами.
- Какие люди.
А вот и господин посол. Ехиден как всегда, так что даже в обычной короткой фразе это ехидство ощущается. Но взгляд странный, непонятный, будто ищущий того чего здесь нет.
- Давно… - губы Элителя исказила странная улыбка и он плавно поднялся из кресла, отложил бумаги и пожал протянутую руку.
«Как официально, - мелькнула мысль слегка искаженная горечью. – И вполне ожидаемо».
- Отлично выглядишь, Басти, - негромко произнес маркиз, опуская ладони на плечи Себастьяна, осторожно оглаживая фиолетовый шелк рубашки и неожиданно порывисто обнял друга. Ткнулся носом в шею, вдыхая знакомый аромат лилий и почувствовал необыкновенное спокойствие, будто вернулся домой. – Просто чертовски хорошо.
Себастьян действительно отлично выглядел: свободная темная рубашка и брюки удивительно оттеняли бледную кожу, фиолетовый шелк придавал прозрачным глазам удивительный неуловимый оттенок. Ну и конечно копна волос собранная лентой, даже просто глядя на эти волосы можно было почувствовать их тяжесть. Нескладный симпатичный мальчишка вырос в по-настоящему красивого мужчину.
«Я скучал, а ты? Ты слышал все, что обо мне говорят? Как тебе это, друг? Наверное, не очень приятно обниматься со шлюхой»
Элитель тряхнул головой и выпустив Себастьяна из объятий отстранился. Он позволил себе до этого непростительную роскошь - заблуждаться, думать, что все может опять быть по-старому. Пора было возвращаться к реальности.
- Вообще-то я по делу, - хмыкнув и прочистив горло, произнес маркиз, подняв с кресла одну из папок. – В посольстве завал. А на всей этой кипе бумаг нужна ваша подпись, господин посол. А ты, я смотрю, завел себе зверюшку покрупнее кошки, - неожиданно сменил он тему и томно улыбнувшись, бросил взгляд на дверь ванной. – Экзотическую, судя по всему.

URL
2010-07-19 в 09:54 

Огонь-солнце
- Ты не хуже.
"Давно меня так не называли. И мне этого... не хватало?"
- Мы одного роста, - с удивлением констатировал Себастьян, тепло обнимая Элителя в ответ.
Так непривычно, за столько-то времени среди людей выше-ниже тебя, не задирать голову, не опускать взгляд - смотреть прямо. Пытаться ненавязчиво просветить душу, но не вывернуть, не зацепить тонких ниточек нервов - ни в коем случае. Аккуратно и незаметно. Так, ветерок подул.
В ярких глаза - отчетливая недосказанность. От этого становится неуютно, хочется узнать, вытрясти, и помочь - если получится. Короткое тепло от прикосновений быстро рассеивается. Чуточку жаль. Но рано еще, слишком рано пытаться что-либо узнать. Первым делом нужно понять-разобраться - осталось ли хоть часть того непосредственного, детского доверия? Хотелось бы в это верить.
- Дела-дела, - поморщился маркиз. - Их на стол, подпишу.
А может, это доверие трансформировалось. Или и вовсе - испарилось, исчезло без следа, не оставив даже прощальной записки.
Скосить глаза в том же направлении, усмехаясь. Ну да, зверушка. Очень хитрая, иногда бегает на двух лапах и постоянно пакостит вне зависимости от времени суток.
- Разнообразие не мешает, знаешь ли. А ты...
Себастьян замолчал, опуская глаза, и едва ли не впервые в жизни не зная, как подобрать нужные слова. Не хотелось ранить. Посол удивлялся сам себе, и ту же мысленно дал себе оплеуху: чего он мнется, как девица на первом свидании? Давно уже не дети.
- В общем, это твое личное дело, - твердо закончил Себастьян, подняв голову и прямо глядя в васильковые глаза. - Твое и ничье больше. Общественность лучше выставлять за дверь пинками. Желательно в тяжелых кованых ботинках с шипами. Хочешь чего-нибудь?

URL
2010-07-19 в 10:00 

Огонь-солнце
- Всегда были одного, - тихо посмеялся Эл о росте, но тут же замолчал, будто смутившись и отведя глаза.
Было не легко сохранять уверенность и видимо не ему одному. Элитель ждал, когда начнутся все эти вопросы, о том во что он превратил свою жизнь и тому подобное. Ждал и накручивал себя на резкий ответ. Но, их не последовало.
- Спасибо, - прошептал он, кладя стопку с бумагами на стол и не поднимая от них взгляд. – А ты, судя по тому, что говорят в посольстве, в последнее время отлыниваешь от работы, - продолжил он наигранно бодро. – А мне вот не до этого, - кивок головой и тихое фырканье своим мыслям. – Надо выслуживаться. Может тогда старые гребаные индюки в штабе восстановят приказ о возведении меня в ранг подполковника, который, кстати, был отозван в последний момент.
Закончив сортировать бумаги на столе, раскладывая их так чтобы Себастьяну было удобнее со всем по-быстрому ознакомиться, Эл поднял взгляд на друга.
- Прошу, - приглашающий жест рукой. – Все к вашим услугам. Слушай… - вдруг замялся Элитель.
Вообще, то, что он хотел предложить, не казалось ему хорошей идеей, но когда-то это надо будет сделать и чем скорее, тем лучше.
- Может, посидим вечером где-нибудь вдвоем? Есть в этом королевстве уютное местечко, где два старых друга смогут спокойно поужинать? Я до сих пор сомневаюсь, что тут умеют хорошо готовить рыбу.

URL
2010-07-19 в 10:04 

Огонь-солнце
- Кто-то из нас все же мог вытянуться, за столько-то времени.
Себастьян задумчиво проследил, как мелькают тонкие руки в черных перчатках.
- Рыба тут и правда просто отвратительна. Впрочем, я уже аланийскую кухню - настоящую - совсем забыл. Единственное более-менее приличное заведение, которое я здесь знаю - это "Бодрый баран". Ну или "Бодрый барон". Что-то в этом роде. Я забыл.
Отлично, просто прекрасно. Ловите шансы, господа, пока они сами падают вам в руки. К Клементу - днем успеется. Где там камзол, в кармане которого заветный адресок? И слава всем богам и демонам, если его еще не постирали.
Телю явно не очень-то комфортно. Его слова прозвучали немного натянуто. В голову снова пришли обрывки слухов. Может, проверить? Или лучше не играть с огнем? Ожоги ни к чему.
Маркиз шагнул ближе и положил руку на плечо Элителю, на миг сжав его тонкими пальцами. Взгляд из-под ресниц - изучающий, на губах - непонятная полуулыбка.
- Я вспомнил. Этот ресторан называется "Бравый барон". Туда мы и пойдем. Не против?
Улыбка чуть шире, ресницы все так же прикрывают взгляд, не давая разглядеть там что-либо. И ладонь так же покоится на плече друга.
Опытный путь это, конечно, хорошо. Но уж точно не тогда, когда за стеной любопытный Хадд.

URL
2010-07-19 в 10:18 

Огонь-солнце
Шурух-шурух, скряб-скряб.
Мочалкой по коже, посозерцать с недовольством результат и потянуться уже за камушком. Да, потом будет саднить и побаливать. Да, если сильно натереть, может образоваться поверх корка-однодневка. Но, уж простите, как будто выбор есть. Лучше отскоблить почти все и сразу, чем почти не все и пятнами. Ходи потом жирафом, людей пугай – говорят, водится это экзотическое создание где-то… где-то… где-то? Ах, география всегда была сложным пунктом в обучении юного шпиона.
Где-то там, за шумом вяло текущей воды и шипением опадающих пузырьков, переговаривался Себаст и неизвестный. Мужчина? Мужчина… о чем говорят? а стихии знают – так неразборчиво, так… скучно. Лениво слушать, если откровенно – почему-то хотелось чего-то яркого и необычного. Наверное, отдавало «похмелье» опосля бурного празднества и… такой мягкой ночи? Черт возьми…
«Это все от нехватки любви» - тоскливо вынес приговор менестрель, зачерпывая влажной ладонью пену и разглядывая, как она медленно тает. Отмываться в одиночку было дьявольски скучно… невыразимо скучно. Совсем скучно. «Совсем разбаловался, разнежился, а все за какой-то короткий срок»
Протянуть руку, подхватить очередной пузырек, задумчиво перелить тягучую жидкость в воду. Будем надеться, что маркиз не сильно расстроится, когда приметит если не опустошение, так уж точно половинчатость своих «банных» запасов. Интересно же…
Интересно. Интересно. Интересно.
Окунуть голову в воду, резко так, вынырнуть, зло шипя от попавшего в глаза мыла и вымывая его чистой водой. Увы, дурным мыслям это не помогло…
А невинный и чистый малыш Энжи привык ходить на поводу у коварного ученика той еще сволочи Фархада.
Философски убрав кусок пены с носа, менестрель улыбнулся… и полез прочь из ванны, плеская водой на пол. Оскальзываясь, он тихонечко подкрался к двери, на мгновение выглянул и с протяжным скрипом приоткрыл – исключительно так, чтобы не попасть под обзор самому. Судя по волосам, вошедший был аланийцем, а черт его знает, можжет по его душу?..
- Себаааастьяяянчиииик, не хочешь мне помочь? – максимум игривости, максимум приглашения-расположения… и, через минуту, хлопанье двери, соскальзывающийся топот, и заглушаемый резким всплеском-бульканьем смех идиота.
Не иначе как Хадд сам решил споро утопиться, не дожидаясь расправы длинноволосого чуда…

URL
2010-07-19 в 10:18 

Огонь-солнце
На самом деле Эл думал, что Себастьян откажется от встречи, придумает какую-нибудь правдоподобную чушь и откажется. Но, что это было? Баст не то не отказался, но и повел себя весьма странно. Что это еще за взгляды? Друг решил поиграть? Элитель бросил на посла взгляд с прищуром, придвинулся ближе и, аккуратно отвел выбившуюся из хвоста прядь золотистых волос за ухо. - С тобой, - прошептал Эл на ухо маркизу. – Хоть куда, дорогой. Пусть даже это будет последняя забегаловка, думаю, нам и в ней будет хорошо. «Как вам такая игра, господин посол?» - Себаааастьяяянчиииик, не хочешь мне помочь? Брови Элителя взметнулись вверх, он склонил голову, с немым вопросом глядя на Сеюастьяна. Когда же из-за двери раздался дикий хохот, он не утерпел и прикрыл рот ладонью, чтобы самому не рассмеяться. - Что ж, - сдерживая упорно лезущую на губы улыбку, выдавил Эл. – С бюрократией на сегодня покончено, не смею вас больше отвлекать. К тому же, страждущие нуждаются в вашей помощи, маркиз. Элитель собрал со стола подписанные документы, аккуратно разложил их по папкам и прошел к двери. - Увидимся вечером, - широко улыбаясь, произнес Эл уже стоя у двери. – Как тебе семь часов… Себастьянчик?

URL
2010-07-19 в 10:18 

Огонь-солнце
Прикосновение вызывает усмешку - спокойно-холодную, мол, ну-ну, что еще скажете, господин военный атташе? И больше ничего оно, собственно, не вызывает. Ах тыж маленький дьявол! Себастьян поджал губы, стараясь не рассмеяться на выходку Фархада. И мысленно сделал себе пометку, отводя глаза в сторону - притопить немного это чудо заморское-родное. В воспитательных целях, нежно так. Даже руки зачесались. Вопрос в глазах Теля откровенно проигнорирован. - Семь? Устроит. Пока-пока, Элительчик. Побегу к своим страждущим. По-детски - мы и так умеем, и не только так - помахать Элителю ладошкой, тут же разворачиваясь в сторону ванны и открывая дверь одновременно со стуком закрывшихся за другом створок. Будет вечер, будет много чего. Пока же – здесь и сейчас, не думая временно о будущем. Себастьян скептично оглядел залитый водой пол, опустевшие флаконы с дорогими масками-гелями-шампунями... Засучил рукава мягкой рубашки... И перевел строгий взгляд на Фархада. - Ну и что это такое? - обманчиво-ласково, подходя и чуть наклоняясь. - Шило, значит, в одном месте под давлением воды глубже засело? Слова беззлобные, ласково-журящие. Маркиз мягко улыбается, силясь не засмеяться. Но все же надо проявить некоторую строгость. Поэтому Себастьян положил руки на выглядывающую из облаков пены макушку. Провел рукой по волосам, пропуская влажные пряди между пальцами. И немного надавил на голову, заставляя чуть-чуть опуститься под воду. Тут же скользнул руками ниже, под воду, по наитию нашарив плечи Хадда. Короткими поглаживаниями больших пальцев по коже. И правда, словно линяет – шершавый немного. - Дурак ты, - флегматичное высказывание. – А дуракам везет. Давай свою спину. И кстати говоря, я опять из-за тебя мокрый, - созерцая, как опадает засученный рукав, попадая в воду. Да и штанины уже мокрые. Остается только порадоваться, что босой.

URL
2010-07-19 в 10:23 

Огонь-солнце
Видимо, выходку оценили – таинственный гость откланялся, а дверь в ванну открылась.
Засевший в воду на манер крокодила – то есть нос вроде и торчит, но нижняя часть лица как и все остальное под водой – Фархад невинно похлопал глазами. Мол, это не я, это вам поглючилось… да, и воду разлил тоже не я. И не надо так красноречиво смотреть на флакончики – жалко тебе что ли?!
Вопрос Себастьяна остался без ответа – ну, не считать же за ответ неразборчивое бульканье? Увы, бульканье не оценили – рука на затылке вынудила уйти немного под воду. Как раз хватило, чтобы резко зажмурить глаза и наглотаться носом пены. Ууууу, как только ему не стыдно…
- Сам такой, - возмущенно буркнуть, выныривая и отчаянно натирая глаза. Вот теперь точно как у алкоголика – покрасневшие белки, резко выделяющаяся радужка… красота во всех ее проявлениях. За что мы мстительно шевелимся в воде, отчего последняя немножко переливается через край и… ну, об остальном можно смело догадаться.
- Камень возьми, иначе не ототрешь, - вздохнуть, кивая в сторону отложенного орудия пыток и убирая волосы с шеи, плечей, спины – чтобы удобнее было. – И не увлекайся, мне моя кожа еще дорога, - с легкой насмешкой в голосе, чуть обернувшись на маркиза.

URL
2010-07-19 в 10:31 

Огонь-солнце
Взять камень в руки - и правда, таким только информацию на пытках выбивать да особо жестокие казни совершать - и провести свободной рукой по спине Фархада, по чуть выступающим позвонкам. Кожа шершавая, клочками.
- Не волнуйся. Подумаешь, позвоночник торчать будет. Ну, или мясо. Невелика трагедия.
Себастьян на пробу провел камнем по коже, под правой лопаткой. Почти не давя. Результат был безрадостно нулевой. Но не сдирать же и вправду до мяса?
- А давай-ка мы сделаем по другому...
Пробежаться взглядом по батарее баночек-скляночек и взять в руки какой-то смягчающий гель. То ли персиковый, то ли еще какой. А может, и вовсе со сливками. Выдавить немного на ладонь, снова отложив камень. Этакая смазка. Себастьян дежурно отмахнулся от нехороших мыслей про смазку и то, где ее чаще применяют. И нежно-ласково растереть по спине Хадда. Любишь нежность, музыкант?
Маркиз снова взял камень и провел уже сильнее, с силой давя. На этот раз был эффект, еще какой. Вот только давить приходилось не в пример сильнее.
"Больно?" - невысказанным вопрос в жесте - Себастьян провел свободной рукой по плечу Фархада, сверху вниз до локтя. Что-то мешало спросить это вслух. Наверно, гордость. Или уверенность, что без желчи не выйдет. Отвык, совсем отвык маркиз обращаться с кем-то бережно. А с Хаддом - хотелось. И лучше, наверно, не задумываться, с чего это вдруг.

URL
2010-07-19 в 10:32 

Огонь-солнце
- Любитель анатомических пособий? – совсем ехидно. – Вот уж от тебя не ожидал такую страсть к скрытому садизму.
От легкого касания камня пробежали мурашки-щекотка. Тоже мне, потер спинку называется. Ногтями уж тогда – всяко эффективнее будет.
На удивление, ногтей не последовало. Камня, впрочем, тоже. А вот что-то прохладное и скользящее, мягкими движениями… ну надо же, маркиз, приятно удивляете, что можете быть нежным и ласковым не только в порывах страсти. А уж с какой заботой… право слово, списываем легкий румянец польщения-смущения на обычную распаренность от горячей воды. И скрываем, что нам подобное нравится, очень-очень нравится… Настолько, что хочется даже расслабиться и замурлыкать – коли не было бы знания о предстоящей «мойке». Которая не заставила себя ждать – спокойно вытерпеть, лишь иногда ворча. Тихо вздохнуть от прикосновения, мол, все в порядке… вытерпим.
Гораздо сильнее не хотелось думать о том, что отмываться придется не только на спине. Еще остались ноги и… вот черт. Вспоминая метод окрашивания, натуральный цвет всему телу будет возвращен лишь дня через два. Например, все тем же камнем подмышкой тереть попахивает мазохизмом.
- Кто приходил? – вполне закономерный вопрос, чтобы хоть как-то отвлечься от все равно саднящей кожи.

URL
2010-07-19 в 10:40 

Огонь-солнце
Смущение? Как интересно... Вызывает довольную, кошачье-сметанистую улыбку.
И какое-то облегчение в ответ на короткую дрожь - понял, значит.
- Мой друг, - лаконичный ответ. Хоть и нет полной уверенности, что все же друг целиком и полностью.
Методичная работа камнем - художественно так, с чувством. С глубоким чувством неприязни к тому, что приходится причинять боль. Интересно, а краска у него совсем-совсем везде?... Вчера как-то не запомнилось.
- А краска у тебя, кажется, везде? - полувопрос, на миг останавливая мерные движения. - И как же ты намерен ее оттирать во всяких нежных-интимных местах?
Ехидные вопросы, жесткий камень в руках, запотевшее зеркало, горячая кожа под ладонью.... Спокойствие на душе, уют даже. Или это от присутствия мальчишка, несносного музыканта? Мдаа... не все так просто... Себастьян тряхнул головой и решил, что слишком много думает.
Может, нужно поработать, и пройдет? Хотя, глупее мысли еще не было.
А может, нужно разобраться. Не ребенок уже давно, да и мерные движения вгоняют в медитативное состояние. Подумать стоит, ох как стоит. Себастьян не очень любил незавершенные дела. Поэтому лапы в зубы и через не-могу. А первой мыслью было самый вероятный вариант - маркиз, холодная душа, отмороженный до математической расчетливости, влюбился. Ну, или влюбляется, впервые. Бьется скорлупа холода и равнодушия - и почти безболезненно. А что, симптомы на лицо. Все бывает в первый раз, да. В первый раз обычно страшно и непонятно. Особенно когда осознаешь, что у тебя давно-недавно начался этот самый "первый раз".
Себастьян вздрогнул, окончательно поняв, что действительно влюбляется. Ну дела. Ладно, мы взрослые и мудрые. Правда ведь?
Главное - сохранять спокойствие.

URL
2010-07-19 в 10:40 

Огонь-солнце
- Ооо… понятно, - протянуть, проведя рукой по пене. Задумчиво осмотреть чуть смугловатые кончики пальцев. Вот теперь уж точно менестрель был похож на сиамского кота. Уши темные, на лице осталась краска (хотя. по сравнению со вчерашним, и поблекла), на ногах и на самих кистях, на мягкой коже тыльной стороны руки.
- А краска у тебя, кажется, везде? – Удивленно полуповернуть голову. - И как же ты намерен ее оттирать во всяких нежных-интимных местах?
Неопределенно хмыкнуть.
- Никак. Интимные и нежные места на то и интимные-нежные, чтобы ими открыто не щеголять, - безоблачно. – Нет, я, конечно, могу, но неправильно поймут, боюсь. Через пару дней краска сама сойдет, не привыкать…
Резко заткнувшись, прервав явно не законченное предложение, менестрель вновь уткнулся взглядом в противоположную стену – Баст, вроде, внимание на таком резком молчании не акцентировал.
Чудесно, не хватало еще оговориться про то, что музыканты ныне имеют широкую специализацию. Мэтти за такое по головушке не погладит. Не погладит, впрочем, и так и так, но получать по ушам еще и за это не хотелось. Все же, если маркиз еще не знал о том, кто был на самом деле учитель Энжи, то так оно было нужно. Или не нужно?..
Себастьян вздрогнул – чуть ощутимо и не будь в его руках камушка, шкрябущего по спине Хадда, последний бы и не заметил, погрузившись в размышления.
- Что-то не так? – настороженно. – Или ты все-таки содрал с меня шкурку-другую, а я и не заметил?..

URL
2010-07-19 в 10:41 

Огонь-солнце
- Нет. Все нормально, - держим себя в руках, благо, умеем, еще как.
Кожа под руками все светлее.
- Не привыкать, говоришь?...
Тайны, тайны, всюду тайны. И даже холодно, по какому-то там комочку внутри - сердце, кажется? В чужие тайны надо лезть аккуратно, куда уж тут хирургам. Как по лезвию бритвы, как по леске над пропастью с острыми камнями на дне - оступись, и потеряешь все. Ну, ил не совсем все. Только кости переломаются однозначно. Все, до единой.
Память проматывает сведения, знания, но ничего, совсем ничего - хочется от злости на стенку лезть. Как так - ни единой крупицы, белый пробел?! Удар по самолюбию.
Только это отходит на второй план - впервые в жизни. Небо-небо, как это непривычно, неправильно. Какое-то изощренное наказание. И страх к тому же. О, давно забытая эмоция! Проходи, присаживайся, ты здесь, кажется, надолго.
На глазах рушились внутренние устои и принципы, все переворачивалось вверх дном... А маркиз спокойно водил камнем и кусал губы - Хадд спиной сидит, не видит, и слава всем богам. Еще догадаться ведь может.
А может, как раз-таки и нужно, до одурения нужно, чтобы догадался?... И не только догадался, но и...
Маркиз поспешно прикусил щеку. Не-не-не, это уже совсем, совсем на него не похоже.
Наверно, он излишне задумчив, до неосторожности. Себастьян попытался взять себя в руки. Получалось плохо. Не каждый день разрушается внутренний мир. А казалось, все крепко стоит, все давно составлено мозаикой как надо. Так с чего такие бури эмоций? Не девица же. Даже перед собой стыдно.
Черт побери, он взрослый мужчина. Так какого, матьвашу, у него такие мысли, такие чувства, такие...
Себастьян подался вперед, упираясь лбом в шею Фархада, и закрывая глаза. Стало малость спокойнее - ненадолго. И теплее. Ну точно, девочка-подросток. Горький смешок, камень падает куда-то в воду, а руки маркиза обнимают музыканта, прижимая.

URL
2010-07-19 в 10:42 

Огонь-солнце
Вздохнуть и принять как должное. Нормально так нормально, верим, да-да.
Даже носом нас ткнули, опять.
И пускай немножечко настороженно себя чувствуешь.
Но не признаться самому себе – не столько настороженно, сколько досадно. Вот она, ухмылка Судьбы во всей её широте: сами скрываемся и шифруемся, а под коркой – желание узнать если не все-все, то даже чуть больше. Намного больше, намного четче. О чем же вы переживаете, маркиз? Какие мысли тебя тревожат, Себастьян, а? И пускай твои движения равномерны, буквально кожей чувствуем – натертой и чувствительной кожей – что что-то не совсем так нормально, как тебе бы хотелось.
Но что? Энжи до безобразия желалось обернуться, вцепиться кое-кому в шею и вытрясти всю правду. Желалось, увы, не всегда значит сделалось. Кто он, в конце концов, такой, чтобы лезть в чужую душу, если в своей разобраться бывает под час так трудно, что почти невозможно? Еще по лбу стукнут, что зубы лязгнут, и мягко намекнут, мол, надо и…
Удивление – именно так можно описать то, что испытал Энжи, когда мерные издевательства камушком прекратились, а Себастьян внезапно прижался лбом к шее. Хадд замер, не зная, что и делать… как-то это было неожиданно. А уж когда обняли и подавно…
Взволнованно приподнять брови, поворачиваясь лицом – осторожно, чтобы не разорвать объятий – обнять в ответ, окончательно намочив одежду.
- И все-таки, что такое? – обеспокоенно, потершись о щеку щекой.

URL
2010-07-19 в 10:42 

Огонь-солнце
Мокро. Мокро-мокро-мокро.
- Да так... Всякое. Мысли.
Тепло.
Наружу рвется нервный смех - вот она, цена твоей выдержки, Себастьян. А ведь гордился когда-то, ни единой эмоции наружу не прорывалось. Ай-яй-яй.
- Глупые мысли, глупые чувства... - тихо-тихо, неслышным шепотом, продолжая обнимать.
Сейчас крышу либо снесет окончательно и бесповоротно, либо... либо не снесет. Логично, а?
Раздирали противоречия, в клочки раздирали да по закуткам растаскивали. Хочется, очень хочется дать понять, что есть чувство, такое светленькое, светлячок в темном царстве. А с другой - ну как же так, признаться в подобном?! Разве может поступить так такой человек, как аланийский посол?
Кажется, может.
Но нужно для начала разобраться в себе. Может, это так. Наваждение. Ха, самому себе не верится.
Только и остается, что гладить почти очищенную спину Фархада - с щемящей нежностью гладить, даже самому от этой нежности плохо, в глазах темнеет. А еще ведь есть самый-самый главный вопрос - можно ли ему, музыканту этому, так его раз этак за то, что душу наизнанку выворачивает своим присутствием, доверять?
Себастьян поспешно прикусил язык едва ли не до крови - кажется, он спросил это вслух.
Пора, наверно, вешаться. За такую потерю самоконтроля впору в реку с камнем на шее. Или - воском облиться и в костер прыгать. Чтобы гореть дольше, ярче, болезненнее.

URL
2010-07-19 в 10:44 

Огонь-солнце
Удивленно вздернуть брови, не совсем понимая…
Во имя каких Предков, интересно? Что за мысли могут так взметнуть душу, что даже такой сдержанный и насмешливый маркиз теряет голову? А если не теряет, то, судя по всему, как раз близок к этому. Продолжая обнимать, капельку настороженно принимая ласку, Энжи неторопливо размышлял.
Легкий оттенок грусти – может быть, связанно это с тем человеком, «другом», что приходил? Интересно… это ж надо было так просмотреть – может быть в том, о чем они говорили, был легкий подтекст? Даже завидно в таком случае становится, тоже капельку – в самой-самой глубине. Если в душе разлад произошел, то значит чувства сильные. Настоящие. А таких, которые эти самые, настоящие чувства, питал когда-либо к золотоволосому музыканту, было пальцами наперечет. Два таких пальца, гордых, один можно считать оторванным и в стороночку положить. Чтоб не мешался и не вводил в заблуждение…
Размеренный поток мыслей прервали слова, от которых дрожь сама прошла. Такая внезапная, заставившая на мгновение сильнее сжать руки и тихо выдохнуть. Что-что, простите? Ослышался? Ой, как сомнительно… А смысл слов доходит исключительно после минутного переваривания. Впрочем, маркиз не мешал, явно сам не радостный от того, что сказал и вообще хотел сделать вид, что не сказал ничего такого.
- Почему нельзя? – вышло несколько обиженно. Бравадно-обиженно, а внутри что-то тихонечко начало крошиться мелом. Как хорошо, что лица не видит – оглушенный сказанным, Хадд вид имел ошарашенный, детский и… смущенный?
Ай-вэй, совсем нехорошо.

URL
2010-07-19 в 10:45 

Огонь-солнце
- А можно? - привычная насмешка, только выкрученая, вывернутая, рваная, режет губы.
Смущение чувствуется кожей. А ведь для Хадда это, кажется, редкое чувство... Какое изысканное удовольствие от того, что можно его смутить. Вот так, парой слов. Правда, для самого маркиза это обходится в куда большую цену. Дорогое развлечение.
Ну вот и как можно сказать, что хочется верить-доверять, но не хочется уколоться, обжечься, пораниться - смертельно ведь, если верить дамским романам, которые Себастьян никогда не читал, только в руках пару раз держал по долгу службы – сведения в шершавых страницах прятали. Хочется, много чего хочется, так ведь страшно.
Жизнь, собака, да что же за ерунду ты вдруг начала вытворять? Тридцатник уже, считай, большой жизненный опыт, ну и все такое в этом духе... Поздновато наверно влюбляться.
Ладони скользят ниже, по спине, под воду, а Себастьян опускает голову к шее Фархада. Покусывает кожу, осторожно так, нежно-нежно, не открывая глаз. Чтобы почувствовать вкус – чуть мыльный, запах – теплый, медовый, с кучей примесей мыла-гелей-пены, и еще что-то, неопределимое сейчас.
Оговорочки, неосторожные слова, завеса секретов на прошлом... Ну и как, как тут можно доверить всего себя? Да еще и испытывая, что никакой взаимностью тебе не ответят. Ну и права, каким боком Фархад может что-то чувствовать по отношению к отмороженному маркизу, которого и видел-то раньше раз в полгода в лучшем случае. А зачем и почему он здесь сейчас... Да уж тут без вопросов. Милое дитятко Брайан, чтоб ему еще разок икнулось.
- Вот скажи мне, честно скажи, руку на сердце положа и ногу на Библию поставив – могу я тебе доверять? – ой-ей, сам от себя не ожидал такой искренности в интонациях. Черт.

URL
2010-07-19 в 10:46 

Огонь-солнце
Разговор, который можно вести до бесконечности. А можно – а нельзя – а можно – а нельзя…
Неопределенно хмыкнуть, чуть пожимая плечами. В самом деле, почему нельзя? Да, доверие строится на отсутствии тайн, но… Что, выложить всю правду? Угу, с деталями. Правда-то на самом деле не такая и жуткая, кто из нас вторые личины в шкафу не прячет. Маркиз-то небось себе там всякого жуткого напридумывал, начиная от убийства и заканчивая десятком-другим спрятанных любовников. На более жуткие мысли фантазии уже не хватало, уползла фантазия, свернувшись клубком смущения и законсервировавшись до лучшего случая.
Прикосновения – жадные, интимные… нежные, немножко собственнические. Решили заделаться вампиром, маркиз? приятно, стихии побери, ради такого вампира согласен будешь быть жертвой.
А ведь ты хочешь меня, Себастьян. Вижу, хочешь… хочешь намного крепче, чем просто влечение тела. И от этого – непривычно, недоверчиво. Странно. До непонимания странно. Вы что-то задумали, маркиз? вам нужно что-то от скромного музыканта? Но что? Почему не получается увидеть скрытый подтекст… быть может, от того, что его тут и нет? Так не бывает, совсем не бывает. Всем всегда чего-то нужно.
Или не всегда?
- Доверять как? – тихо-тихо, почти спокойно. Только пальцы в замок сцеплены, да сами прижимаемся сильнее. – Я не всажу тебе нож в спину и не надену на голову первую подвернувшуюся вазу, пока ты не видишь, если ты об этом.

URL
2010-07-19 в 10:48 

Огонь-солнце
- Не так, - вздох.
А ведь ему тоже не спокойно. Жмется, с силой. Тоже не доверяет?...
Где эти правильные слова, когда надо. Ладно, попробуем по другому, и горы оно все черным огнем, и прахом по ветру, и страхом по сердцу.
- А так, как если бы... ну, например, если бы я в тебя влюбился.
Внутренности дружно сделали сальто, а внешне все, как было, только кончики пальцев подрагивают. Прижать скорее ладони к коже Фархада, положив руки на талию. Рубашка безнадежно мокрая, рукава уже давно в воде полощутся, да плевать, не до этого!
- Улавливаешь? - одновременно молиться всем богам, что бы все-таки не понял, и небу - что бы понял.
Батальоны мурашек учатся различным военным строям на спине. Все будто затихло, замерло для Себастьяна - не доносится пение птиц из-за закрытой двери, шуршание и гомон слуг, и так едва уловимый, и вовсе угас, словно свеча на промозглом ветру. Тысячу раз успеть пожалеть за неосторожные слова - ну как же так, как же так?! Такая вопиющая неосторожность! И одновременно высшая степень доверия в этом - понял маркиз. Внезапно так. И прокусил себе губу до крови.
Хотелось выть, скрести каменные стены, ломая ногти. Хотелось снова замерзнуть, как раньше, потому что страшно. Но одновременно - есть в этом что-то, в этом клубе из чувств и эмоций, который даже разматывать не хочется - такую диковинку и трогать боязно, как бы не рассыпалась.
Ну что же ты молчишь, Фархад?...

URL
2010-07-19 в 10:49 

Огонь-солнце
Это, наверное, прозывается шоком. Шоком полнейшим и невероятным. Когда ты забываешь как дышать и даже как моргать. Сам не замечая, как пальцы, спокойно сцепленные между собой, с силой сжимаются. Больно, но не отвлекает.
Так не бывает. Совсем не бывает. Никто и никогда не делает чего-то без выгоды – это истина, которую ему доказывал Дамир, долго доказывал. Что тебе нужно-то, маркиз? Тоже захотелось получить в своё распоряжение того, кто сможет докладывать тебе про то, что видит и исполнять какие поручения? Так всегда бывает, стоит только рассказать о себе… взять все того же принца, как узнал, мигом нашел, куда по делу пристроить.
Напряжением по телу, прямо-ровной спиной, вот-вот готов вырваться и уйти под воду. Больно и не хочется. Какого дьявола такая сильная реакция… красные щеки, шальные блестящие глаза – зачем? Ломаете внутренний мир, уважаемый… а ведь хочется поверить, хочется довериться и понять, что это ничего не изменит. Не изменит в теплоте и никто не попытается найти тебе применение…
Но это слишком самонадеянно.
- Ты шутишь… шутишь… - почти жалко, почти горько и немного сорвано. Утыкаясь носом в плечо и отчаянно радуясь, что щеки и так уже мокрые. Нет-нет, мы не плачем, не позволим себе. Жаль только что нельзя сейчас с силой надавать себе по щекам и пойти проветриться. – Не надо так шутить, пожалуйста… ты и так должен… видел… понимаешь, что я сделаю все, что попросишь, так зачем? – голос срывается окончательно, а сам дрожишь.
Как это глупо. Шпион, побывавший во многих спальнях, слышал слова признаний. Но, черт возьми, почему именно сейчас это прозвучало громом среди ясного неба?
Неужели?..

URL
2010-07-19 в 10:50 

Огонь-солнце
Надо же, а оказывается, не тебе одному сейчас так... так плохо.
Обнять крепче, чувствуя уже готовность ускользнуть. Не отпускать, но не причинять боли.
- Шучу? - вопрос с привкусом полыни. - Если бы я шутил...
А следующие слова... Удивление, да еще какое. Не верится даже, что это - тот самый насмешливый Фархад, всегда чуть нагловатый, всегда хамоватый, всегда... Хочется настучать себе по голове - столько боли в словах, столько боли, причиненной Себастьяном. Какие же тайны заставляют тебя так реагировать на хоть какое-то тепло?
- Я не шучу. Не шучу, - хрипло.
Трясет, всего трясет. Непонятно, что делать, куда девать руки. Хочется поцеловать, прижать к себе, защитить. И страшно - а вдруг не так поймет? Испугается, закроется, спрячет все чувства в шкатулку и на замок
Неважно, все неважно. На самом деле и не важно, кто такой. просто он есть.
И как так, всего за ночь, проведенную рядом, можно втрескаться - по другому и не скажешь - по самые уши? Годы кратких встреч до этого - не в счет. Их будто и нет.
Маркиз чуть-чуть отстранился, отнимая одну руку и осторожно - словно хрусталь - поднимая лицо Фархада. Вгляделся в беззащитное, сразу ставшее младше лицо, такое непривычное, заставляющее сжимать челюсти от приступа невыразимой нежности.
- Какая мне, в конце-концов, разница, что у тебя за тайны? Мне все равно, - ломкие слова, осыпаются в остывающую воду.
Дрожащими губами осыпать поцелуями влажное лицо - не слезы, просто пар. Как бабочки, много бабочек, придерживая одной рукой лицо за подбородок, другой продолжая обнимать.
Только бы не спугнуть, только бы дать понять, что правда, что искренне. Что самому дико страшно, дрожат руки и как-то жалобно изламываются брови на точеном лице.

URL
2010-07-19 в 10:51 

Огонь-солнце
Если натягивать струны, то рано или поздно они порвутся и закучерявятся.
Не шутит он… не шутит? Смешно, просто смешно! Слабая попытка вырваться пресекается – мягко, но настойчиво. Отпускать не хотят, признайся и сам себе, что ты и не против.
Шутишь-шутишь-шутишь! – отчаянно помотать головой, хотя и осторожно, чтобы не выпустили случайно. В глазах – крохи упрямства, почти отчаянного.
Струна внутри натянулась, до звона, до боли и… ослабла, опала, выливаясь в поникшие плечи, хриплый вздох, закрытые глаза. Слезы или влажность? пена бывает соленой? Наверное. Если закрыть глаза, он и не увидит. И не поймет, что цепляться за его плечи – уже необходимость, чтобы не сползти в воду, да так там медузой и застыть. Ведь так хорошо быть медузой, у нее нет ни костей, ни мозгов. И, как хочется надеться, нет чувств. Действительно, хорошо быть медузой… Потому что медузы никому не доверяют и даже если им признаться в любви, они не поймут и ужалят. Все равно ужалят, потому что иначе не могут…
- Ты меня… любишь? – хрипло-хрипло. – Или ты просто привел пример возможного доверия? – в голосе лишь тень от прежней язвительности. Как в последнем барьере, не раскрывая глаз.
А внутри тепло-тело. Испепеляюще жарко. Ведь я… тоже?
Тоже?!?

URL
2010-07-19 в 10:53 

Огонь-солнце
- Незнаю.
Себастьян чуть помолчал. Прикоснулся лбом ко лбу Хадда, обнимая как можно крепче. Путанно, непонятно, словно в паутину попал. Приятную такую паутину. С капельками росы-стали. Неосторожное движение - и эти капельки впиваются в тело, прорезая до крови, до кости. Но в этой паутине все равно приятно, очень приятно быть.
- Хотя... Может, это был всего лишь пример. А может...
Пальцами по ребрам, прикрывая глаза. Гладящими движениями - ладони по спине, по бокам. Не страшно уже. Уже - пусто, все равно, перегорел. Понял и принял. Сердцу не прикажешь, или как там?... Себастьян старался себе не лгать. И не собирался отступаться от этой привычки. Вздох - глубокий, протяжный.
- Я люблю тебя.
И правда, горит все, черным таким пламенем горит перед глазами, огонь пробегается по нервам словно ловкий канатоходец.
Лгать себе - нельзя. Это заведомо проигрышное положение. Окружающим лгать можно, но осторожно. Фархаду тоже - можно, гипотетически. Только не хочется, совсем. А Себастьян привык так же потакать своим желаниями. И не лжет, нет лжи в сказаных словах, в мягких, ласкающих движениях, в поцелуях по мокрым, солоноватым щекам.
И в мокрых ресницах перед глазами тоже, кажется, нет.

URL
2010-07-19 в 10:55 

Огонь-солнце
- Ты любишь меня или созданный твоим воображением образ? – слова срываются прежде, чем их успеваешь удержать. И в них нет насмешки, нет холодности, только легкая горечь. Как можно полюбить за одну ночь? если до этого маркиз про него даже не вспоминал, а, встречая однажды, всегда вел себя холодно и насмешливо, вызывая восхищение. – А, может, любишь мое тело? Опомнись… зачем я тебе?.. Ты не знаешь многого, зачем ты хочешь приручить меня? зачем?..
Срочно-срочно, отрезвить голову. Не нужно, маркиз… не надо. Ведь если сейчас не отпустите, потом сами не избавитесь – мы привязываемся быстро и искренне. Даже сейчас, губы говорят одно, а тело – совершенно другое. Тело – оно умное, зараза, оно ловит ласки и трогательно сжимает пальцами рубашку, надеясь стать ближе и крепче.
Глупый Себастьян. Глупый-глупый, внес разлад в душу… приоткрыть глаза – как у кролика, такие ж красные – и с опаской посмотреть. Отвечайте, маркиз, отвечайте. Зачем я вам? На самом серебристом дне – страх. А вдруг и правда – зачем-то? Так хочется поверить, что можешь быть кому-то нужен просто так.

URL
2010-07-19 в 10:56 

Огонь-солнце
- Образ? Окстись, у меня не настолько богатое воображение. Да и похож я разве на человека, способного жить в иллюзиях?
Дышать постепенно становится легче, язвительность возвращается... А нежность не уходит.
Тело? Да какое там тело-то, щуплый, костлявый. Красивый, да. Только разве один такой красивый в жизни попадался? Тысячи. Разве что глаз таких - ни у кого. И не только в плане цвета.
- И тело твое тут не при чем. Вывод?
Чувствуется ведь, в пальцах на плечах чувствуется. Много чего, сквозь мокрую рубашку. Врешь, не уйдешь. Не отпущу.
А глаза-то... Красные-красные, как у вампиров в сказках. И страх. Защемило где-то внутри от этого выражения, от беззащитного лица, от мокрых прядей, липнущих к коже.
- За одну ночь нельзя влюбиться. Я тоже так думал. Раньше. А сейчас вот убедился... на собственном опыте.
Как, как же тебе показать, что все это - искренне?! Лишь отголоски виднеются в глазах маркиза, и вихрь наружу не вырвется, похоже, никогда - просто потому, что он уже к этому не способен. Только так - слова, кончики пальцев, глаза - и молитесь, господин Себастьян, свято молитесь, что не останутся такие мелкие детали без внимания.
Этакая любовь с первого взгляда, запоздавшая на пару-другую лет.

URL
2010-07-19 в 10:57 

Огонь-солнце
- Вывод – ты глупый, - передернуть плечами, чуть вздернув нос и… что-то неуловимо изменилось в лице, совсем немножко. Просто недоверчивость ушла, сменяясь чем-то более теплым и мягким. Кто тут глупый, так это уж сам Хадд, решившийся снова кому-то поверить. Опять. Расширяется круг, ой как расширяется, а почему-то даже не страшно от этого. Привлечь к себе и поцеловать – не столько эротично, сколько нежно. Понимающе так, эх, маркиз-маркиз. Влюбились? как нелепо. Нашли в кого, однозначно, чудесный выбор, нечего больше сказать.
Приятно… тепло… не безответно… нежно… так рушатся очередные мосты и окончательно слабнут защитные нити...
И не надо тебе пока знать, уважаемый, совсем не надо, что чувства эти… менестрель не сказал во них слух, пусть читает по глазам и чувствует сердцем. Потом, когда будет более трезвой голова – да будет ли? говорят, у влюбленных весна и дурь перманентна и излечению не подлежит. Ну и пусть…
Черт возьми, не в ванной же рассыпаться словами? Между прочим по коже уже мурашки ползут не только от эмоций, но и от банальной прохлады.
Отстраниться, не настолько, чтобы пришлось разжимать руки, скептично осмотреть мокрого Себастьяна, шмыгнуть носом и улыбнуться.
- …и весь мокрый! – в голосе ни капли вины. Только какое-то очень безмозглое счастье. А после, лукаво, - Может, позволишь мне домыться? Или ты решил меня в ванной поселить окончательно и сделать русалкой?..

URL
2010-07-19 в 11:05 

Огонь-солнце
Глупый? Не то слово. Степень глупости настолько высока, что даже определять не хочется.
Поцелуй, не такой как раньше, что-то изменилось. Теплее стало, чтоли?
От пережитый чувств осталась усталость - словно тяжелый мокрый песок, который оставляют за собой легкие волны во время отлива. Вязкий, в котором утопаешь ногами, песок, на котором всегда остаются глубокие отпечатки от ступней, камешком и ракушек.
- Мокрый, да. А ты холодный, - дежурно как-то сообщить. В серебристых глазах явно - счастье.
Ну дела... А ведь и неясно совсем, ну или не до конца ясно, что чувствует сам Хадд. Что рад сейчас - видно, не прячется совсем. И от этого тепло-тепло, как от костра ночью в лесу, после целого дня напряженного путешествия пешком. И откуда такое сравнение, если сам он путешествует либо в карете, либо на коне, со свитой слуг за спиной? Не барское это дело - по лесам шляться.
- Или ты решил меня в ванной поселить окончательно и сделать русалкой?..
- Угум, - невнятно, целуя Фархада в плечо. - Буду за деньги показывать. Разбогатею.
Подняться, аккуратно отцепляя руки музыканта от своих плеч. Кажется, куда-то надо было ехать?...
Да. Надо было. К Клементу. А зачем? Вернее, почему. Да потому что младший принц, вот.
Как-то грустно. И больно.
- У тебя пять минут, - уже выходя, поскорее прочь.
И понятно вдруг - пользуются тобой, дорогой. Хочется верить красивым глазками и теплым губам. Да ты и будешь верить, еще как будешь, идиот влюбленный.
Себастьян закрыл дверь и оперся о нее спиной, запрокидывая голову, касаясь затылком светлого дерева. Вздох бабочкой слетел с приоткрытых губ, тут же вылетая в окно. Пока что он будет верить. А потом, когда мысли придут в порядок, когда отпустят жесткие тиски... Впрочем, дождаться бы этого самого "потом", и не сойти с ума в процессе. Просто потому, что хочется верить, но опыт ядовито нашептывает "не верь, не верь, ты лишь инструмент". Хорошо посол, хоро-ош, и сказать нечего, одни ругательства нецензурные.
Кулаком - в стену, глухо и осторожно, что бы за этой самой стенкой не услышали. Хотя лучше наверно бить себя. Хуже женщины во время беременности - чувства скачут, словно накурившиеся слоники. То страх, то боль, то облечение, то снова боль.
Себастьян снова прикусил губу и направился к шкафу - в который раз переодеваться.

URL
2010-07-19 в 11:07 

Огонь-солнце
Пять минут?? Да вот еще, разбежались, уважаемый… и десять переживете. И Клемент переживет – он все равно не знает, какое счастье привалить ему должно, вот пускай и еще немножко побудет в блаженном неведении.
Странным взглядом посмотреть в спину уходящего мужчины, тихо фыркнуть, вернуться к остывшей воде и теперь мочалке – чтобы до конца убедиться, что кожа раздражена как надо и чесаться до вечера будет точно. Неприятно, не смертельно.
Слишком не заслуживает внимания.
Ммммм, маркиз, походу, уже и сам себе не рад… забавно.
«Теперь еще будет делать вид, что ничего не произошло, и не желать смотреть в глаза?» - с неожиданной для себя горечью подумал Хадд. Впрочем, ересь, какая она неожиданная… может, ему пока не нужно верить? Нет, верим… любит-то по-настоящему, признается в этом самому себе сложно.
Приятно и запутанно. Мылом по коже, прощальным окатыванием водой из душа. Какая прелесть… точно, сиамский кот. Ну и фиг с этим, переживем.
Вытереться, насухо. Подхватить вещи, натягивая их обратно, и направиться к двери, на ходу вытирая волосы.
- Высохнуть хоть дашь или так мокрым по коридорам и погонишь?..

URL
2010-07-19 в 11:08 

Огонь-солнце
- Да высыхай. Мы особо никуда и не спешим.
Себастьян подошел к Хадду, натягивая перчатки.
- Мда... Я отказываюсь идти с тобой в таком виде по всему дворцу, - безапеляционно заявил маркиз.
Кажется, у лакея был сынишка похожей комплекции?... Пришлось выйти, стуча каблуками по полу, лучезарно улыбнуться стоящему за дверью лакею. После пары слов слуга понятливо кивнул и молча побежал - хотя куда в его годы - исполнять ответственное поручение. А посол вернулся в комнату.
- Будет тебе одежда.
Он еще немного постоял, прикрыв глаза, качнулся пару раз на каблуках - туда-сюда, словно маятник. И подошел к Фархаду, стягивая одну перчатку. Скользнул пальцами по скуле, по линии челюсти, приподнимая лицо - из-за обуви Себастьян сейчас был еще выше. В глаза - непроницаемо, с бесстрастным лицом, долгим взглядом. Самому неясно, зачем, но чувствуется - так надо.
И лицо смягчается, совсем немного, бесцветные глаза становятся будто еще прозрачнее. Маркиз чуть склоняется, безотрывно глядя, не моргая. Скользит взглядом по лицу, запоминая - возможно, Фархад останется с Клементом, перебежит под крылышко к опекуну, подальше от Себастьяна. Поближе к Брайану. Все возможно. Поэтому - запомнить. Лишним не будет. Потом, наверно, придется стирать, топить в вине - в лучших традициях. Или в работе. Как уж получится. Но это - потом.
В дверь постучали. Себастьян снова провел пальцами по лицу Фархада и отпустил - сначала убрал руку, потом взгляд.
Забрав у расторопного лакея сверток с одеждой, посол кинул его на кровать и сел в кресло, закинув ноги на один из подлокотником и откинувшись на другой.
- Выбирай.

URL
2010-07-19 в 11:11 

Огонь-солнце
Фархад задумчиво потеребил штаны, хмыкнув. Отказывается он, отказывается… пф, нашелся эстет. Или не эстет? А, все одно – личность довольно привередливая.
Невозмутимо вздернув нос, менестрель прошел мимо маркиза (который, похоже, что-то задумал – куда это он, интересно?), присел возле кровати на корточки и начиная сграбастывать в кучу украшения. Вот еще, на память что ли оставить? Не дождетесь, обратно все наденем, нененене, бирюльки – это святое, если это не кольца.
Ась? Мы не ослышались? Удивленно вздернуть брови, вставая и натягивая на запястье браслеты. Какая трагедия. Ну вот, наверняка сейчас принесут какую-нибудь узкую и неудобную гадость, наподобие той, в которую его тогда принц вырядил. Никакого уважения к личным вкусам – и, да, знаем, что выбора нет.
Маркиз подошел, и Энжи почувствовал прикосновение. Удивленно и послушно поднял голову, в глазах – недоумение. Что случилось, Себастьян? Близко-близко, словно поцеловать хочет, а выражение лица какое-то неясное. Чувствительный к переменам настроения, теперь же Хадд был немного озадачен. Это было что-то новенькое в карточках его чувств. Интересно, к чему бы это?..
Как знать – в конце концов, если немножко податься вперед, можно и превратить это изучение в поцелуй. По чести – этого даже хочется… но, как обычно – стук в дверь, ломающий момент, отстраняющийся маркиз, перестук каблуков.
Тряхнуть волосами, подавляя вздох… и настороженно приблизиться к кровати, разве что к свертку не принюхиваясь. Ну-с, и чего нам там напринесли?
Три минуты сопения, четыре – возмущения, пять – тоскливого смирения. Ну а чего еще ожидать? Светлая одежда, нормальная одежда, без всяких изысков одежда… как говорил Дамир, скрывая смешки, человечья одежда.
Может, лучше голышом по замку пробежаться? В случае чего, можно прикинуться больным на голову привидением.
Тихо ругаясь сквозь зубы (достаточно громко, чтобы было слышно и достаточно тихо, чтобы сделать вид, что не слышно), высказывая все свое мнение о верхней моде и узких штанах в целом, Хадд плюхнулся на кровать, стягивая свою одежду и с бесконечно-печальной рожей надевая принесенную.
Штаны, рубашка… жилетку оставить валяться вместе с пиджаком – после, после. Ходить в этих слоях тяжелой ткани – увольте, еще волосы сушить, между прочим. Сапоги немного жали, совсем чуть – на часа три терпения хватит, потом только будет ощутимый дискомфорт.
Оставив рубашку наполовину расстегнутой, Энжи подорвался с кровати, короткой пробежкой добираясь до зеркала.
- У тебя расческа есть?.. а, нашел. Я одолжу, да, - спрашивать, конечно, когда загребущие лапки уже схватили искомый предмет, поздно. Но тем не менее.
На ходу расчесывая волосы, подойти к креслу и склониться над развалившимся маркизом.
- Ну и как мы пройдем по замку? Риск, конечно, мал, но меня могут узнать… может, все-таки я снова на себя натяну эту накидку и ты скажешь, что я твоя южная зверушка?..

URL
2010-07-19 в 11:13 

Огонь-солнце
- А вдруг у меня вши? - не удержавшись, ехидно спросить в ответ на такое наглое, пусть и временное, приватизированние расчески. НЕ то, чтобы жалко. Но это не значит, что надо промолчать. - Или еще какая зараза.
Слова проигнорированы, Хадд спокойно расчесывается. "Зараза к заразе не прилипает, видимо".
Поднять голову к подошедшему музыканту, продолжая подпирать челюсть пальцев.
- Будешь привлекать слишком много внимания... песик.
Маркиз протянул свободную от поддержки головы руку и требовательно потянул склонившегося Фархада на себя за прядь почти уже сухих волос, добившись того, что Хадд приблизил лицо почти вплотную.
- Мы пойдем другим путем, - тихо. - Заканчивай собираться.
Себастьян отпустил Хадда, вновь подпирая голову рукой, принимая скучающий вид.
Дождавшись, пока Хадд высушит волосы, вставит с серьги и с недовольной миной все-таки возьмет оставшуюся одежду, Себастьян поднялся с кресла. Со вздохом, больше похожим на ругательство, маркиз застегнул до конца забытую рубашку и направился к дверям. Чертыхнулся на полпути, вернулся к комоду и вытащил пару длинных витых свечей и спички.
А там уж, выйдя за двери - поманить лакея, пару звенящих монет в сухую ладонь в знак благодарности за одежду. И неспешным, прогулочным шагом - за угол, где находится неприметная ниша с симпатичной, но неинтересной статуей с девушкой с корзинкой и гобеленом за ней. Маркиз легко протиснулся между стеной и статуей, поманив Хадда за собой. А там, сбоку, пара нужных действий - и открывается проход, о котором мало кто знает теперь, а кто знал раньше, так те забыли.
За стеной, тут же сомкнувшейся за ними, оказался темный, хоть глаз выколи, коридор. Пыльный, узкий, выложенный грубым камнем. Где-то, кажется, пробежалась крыса. Себастьян зажег одну из свечей - теплые блики мазнули по лицу юноши рядом, на миг превратив его в страшного демона, а затем окрасили теплом - и сунув вторую, взятую на всякий случай, Фархаду.
- А теперь тссс, - он приложил палец к губам, призывая к тишине. - Не бряцай своими цацками. Слышимость хорошая.
Взяв Хадда за руку, чтоб не затерялся в многочисленных, путанных поворотах, маркиз все тем же прогулочным шагом пошел вперед, восстанавливая в памяти карту хитросплетений потайных ходов дворца Верхнего - потайные ходы есть в любом приличном дворце, - умудряясь при этом не стучать каблуками вопреки обыкновению.

- Библиотека

URL
   

Всполохи

главная